2018-03-26T00:00:53+03:00

Великое таинство рождения: коми-зыряне находили младенцев в поленнице

Для лечения бесплодия народные врачеватели готовили женщинам отвары «кага ваян турун» (ребёнка-дай-трава)
В коми языке обряд крещения называется отглагольным существительным пыртöм (пыртчöм), что в буквальном переводе можно трактовать как «введение» человека в веруВ коми языке обряд крещения называется отглагольным существительным пыртöм (пыртчöм), что в буквальном переводе можно трактовать как «введение» человека в веруФото: из открытых источников
Изменить размер текста:

Вышел в свет свежий 22-й номер журнала КП-АВИА. А в нём — интереснейший материал о верованиях коми-зырян, связанных с сокровенным таинством появления на свет нового человека.

Рождение тесно связано в традиционной культуре коми с представлениями об ином мире. И все родильные обряды нацелены на то, чтобы новорожденный благополучно появился на этот свет и присоединился ко всем другим людям. В этом номере мы расскажем об особенностях традиций коми народа, связанных с сокровенным таинством появления на свет нового человека.

И не аист, и не капуста

Коми-зыряне объясняли детям: «Ребенок появляется из дупла дерева», «Ребенка находят между дров в поленнице». Дерево представлялось как связующее звено между мирами, а ребенок, как выходец из другого мира. На вопрос ребенка о пути его появления на свет матери также отвечали: «Ты появился из моей подмышки», что тоже связали с чудом рождения.

Обряд рождения ребенка начинался задолго до родов. Уже в ритуале, отмечавшем наступление физиологической зрелости девушки, мать формулировала дочери благопожелания относительно будущего деторождения: вечером расчесывала ей гребнем волосы и, заплетая косу, желала дочери расти здоровой женщиной, легко рожать желанных и здоровых детей, иметь молока как в полноводной реке, а затем вставляла гребень дочери в волосы.

Символикой плодородия насыщен свадебный обряд: невесте и жениху стелили овчинную шубу, чтобы детей много было; перед выходом к венцу на колени невесте сажали ребенка; большое значение придавалось пище, связанной с плодородием, плодовитостью, рождением (куриные яйца, утиные гузки, зерно и т.д.). Еще при выборе супруга обе стороны интересовались наличием в роду невесты или жениха хронически больных, умственно отсталых, «припадочных» и от такого брака старались воздержаться, поскольку подобные заболевания могли передаться по наследству.

Браки между родственниками допускались не ранее четвертого-пятого поколений, а на Удоре – пятого-шестого. Бесплодие считалось большим несчастьем и расценивалось как результат порчи или наказание за грехи. О бездетных супругах говорили: «Вермасны кö, эськö пуысь морттö вöчасны» (Если бы могли, они бы из дерева человека сделали). Для лечения бесплодных женщин народные врачеватели готовили отвары «кага ваян турун» (ребенка-дай-трава), добывание которой было связано с символическим обращением к силам иного мира: в ночь на Иванов день знахарки в чистых одеждах переплавлялись через реку на луга и, идя по кругу, собирали травы, наделяемые магическими силами. Регулярное употребление отвара «кага ваян турун» должно было способствовать наступлению беременности.

Девочки – пряхи, мальчики – охотники

Традиционно наиболее подходящим местом для родов считались хлев и особенно баня, которую для благополучного разрешения от бремени роженица должна была протопить сама, самостоятельно наносив дров и воды. В баню роженица должна была идти босой. Если роды происходили в доме, то обычно женщина рожала на пороге жилого помещения. На Удоре зафиксирован обычай рожать в подполье или на крышке люка в голбец. У прилузских коми-зырян и коми-пермяков отцу ребенка давали круто посоленный хлеб с горчицей или песком, который он должен был съесть.

Родившегося ребенка повитуха подхватывала на руки и осуществляла первичный уход за ним: перевязывала пуповину льняной ниткой (часто выдернутой из подола рубашки матери) или волосами роженицы, перерезала ее ножом или ножницами на расстоянии 3-4 пальцев, обмывала и заворачивала новорожденного, чтобы «отец сильнее любил», в старую отцовскую рубаху.

Сразу после родов коми-зыряне окуривали женщину и ребенка дымом от можжевельника. Фото: из открытых источников

Сразу после родов коми-зыряне окуривали женщину и ребенка дымом от можжевельника.Фото: из открытых источников

У прилузских коми-зырян и коми-пермяков существовал обычай перерезать или привязывать пуповину к предмету, относящемуся к желаемой для ребенка профессии. Пуповину девочки перерезали на прялке, веретенце, отпавшую прятали в ящичек швейной машинки, в кудель, чтобы новорожденная стала хорошей швеей, пряхой. Пуповину мальчика перерезали на прикладе ружья, на топоре, привязывали к плугу, чтобы имел удовольствие к труду. Если родители мечтали видеть своего ребенка ученым человеком, то пуповину привязывали к книге, если духовным лицом – то к церковному колоколу. Настоянную на пуповине водку давали выпить отцу, чтобы закрепить его привязанность к младенцу.

Если ребенок был слаб или у роженицы ранее умирали дети, исполнялся ритуал его «перероживания» – сийöс пыр лэдзöм (протаскивание сквозь хомут). Повитуха передавала новорожденного сквозь хомут женщине, в семье которой росли крепкие и здоровые дети. Та обхватывала его руками со словами: «Ме сiйöс аслым босьта, кыдзи менам быдмöны, мед сiдз и тайö быдмö» (Я его себе беру, как мои растут, так пусть и этот растет) и обвязывала пояском. Сразу после родов коми-зыряне окуривали женщину и ребенка дымом от можжевельника.

Обращенные на восток

В коми языке обряд крещения называется отглагольным существительным пыртöм (пыртчöм), что в буквальном переводе можно трактовать как «введение» человека в веру. В берестяной сосуд набирали три-девять горстей воды, ведя счет с отрицанием (не одна, не две, не три и т.д.), воду черпали пригоршней по течению, сливали в сосуд по локтю, приговаривая: «Как вода на локте не задержится, так на рабе Божией (имя родильницы) ни уроки, ни призоры не держитесь».

У печорских коми детей крестили в кантуке или шомoсе – большой деревянной купели округлой формы, сбитой из сосновых досок и скрепленной черемуховыми ободами. Купель ставили в доме под матицей, ближе к печи. Купель наполняли водой, принесенной рано утром родителями или будущими вежань-вежай (крестными матерью и отцом) из колодца или проточного источника воды. Перед совершением обряда купель, наполненная слегка подогретой водой, троекратно освящалась ладаном, тлеющей смолой хвойных деревьев или можжевельником. Лицо ребенка при совершении обряда должно быть обращено на восток, «поскольку на востоке Господь живет». Вежань или вежай надевали пернянь дöрöм (специальную холщовую рубашку, сшитую вежань по старинному покрою без пуговиц). Пернянь дöрöм хранилась родителями и передавалась крещеным, когда дочь выходила замуж, а повзрослевший сын навсегда оставлял родительский дом.

Ещё больше материалов из свежего номера журнала «КП-авиа» читайте здесь

 
Читайте также