2018-05-14T00:20:47+03:00

Разговор в Зеленце с молчащими фотографиями

Колумнисты. Игорь Сажин, общественник
Игорь Сажин, общественникИгорь Сажин, общественникФото: Из личного архива героя публикации
Изменить размер текста:

В субботу рано утром ездил по делам в Зеленец. Было много лишнего времени и я пошел посмотреть на развалины старой церкви. Походил вокруг, пофотографировал. Рядом увидел разваленный дом, который местные растаскивают на дрова.

Разрушенная церковь в Зеленце Фото: Из личного архива героя публикации

Разрушенная церковь в ЗеленцеФото: Из личного архива героя публикации

Светит солнце. Прохлада от реки. Я вдруг вижу альбом с фотографиями, который явно уже промочил дождь. Альбом, похоже, валяется под дождем давно. Стал его листать и обнаружил две старые фотографии.

На одной молодой мужчина в военной форме, а на другой три молодых человека в гражданской одежде явно довоенного времени.

Семейные фотографии оказались потомкам не нужны Фото: Из личного архива героя публикации

Семейные фотографии оказались потомкам не нужныФото: Из личного архива героя публикации

Семейные фотографии оказались потомкам не нужны Фото: Из личного архива героя публикации

Семейные фотографии оказались потомкам не нужныФото: Из личного архива героя публикации

Кто они? Не знаю. Спросил у женщины, которая набрала досок с развалин и шла себе. Она сказала, что не знает кто жил в этом доме, но люди вроде как переехали в многоквартирный дом.

Люди уехали, а свою историю оставили на развалинах старого, старого дома.

Нам не нужно прошлое. Мы сами делаем свое прошлое немым. Фотографии перестают говорить если рядом с ними не стоят люди, связанные с этими фотографиями своим прошлым. Маргинальность возникает тогда, когда люди уходят с мест, которые говорят о данных людях. Мы оставляем не дома, не отеческие гробы, мы оставляем то, что может пока с нами разговаривать.

Как только мы уходим место перестает говорить: дом перестает говорить, могила перестает говорить, церковь перестает говорить, брошенные фотографии перестают говорить. Они замыкаются сами в себе и ведут тихую беседу сами с собой. Но если рядом с ними проходит человек, даже посторонний, они вглядываются в него и очень хотят что-то сказать, но не могут. Это не тот человек, с которым они могут говорить.

Достоверное связано не с человеком вообще, оно избирательно, оно умеет говорить лишь с тем, с кем связано. Если связи нет, то достоверное перестает нам являться. Может быть в этом скрыта вся фрагментарность достоверного.

Также читайте:

Несколько слов о сохранении коми языка.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также