Премия Рунета-2020
Сыктывкар
+2°
Boom metrics
Туризм1 октября 2020 12:37

Маньпупунёр моей мечты

«Комсомолка» отправилась в экстремальное путешествие — в гости к каменным идолам
Счастливый день, счастливый час, счастливые мы - потому что добрались до плато Маньпупунер.

Счастливый день, счастливый час, счастливые мы - потому что добрались до плато Маньпупунер.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Побывать хотя бы раз на знаменитом плато Печоро-Илычского заповедника в Троицко-Печорском районе Коми мечтает каждый первый: воочию увидеть столбы выветривания — величественные останцы, прислушаться к голосу веков и вдохнуть полной грудью воздуха, которым 300 миллионов лет назад дышали языческие боги. Навстречу судьбе отправилась и я, редактор журнала «КП-Авиа», чтобы ощутить мощь исполинов и зарядиться животворящей энергией места силы.

Команда мечты

В гости к мансийским болванам мы отправились с мужем Андреем. От Сыктывкара до Ухты, а затем до Троицко-Печорска добирались на рейсовых микроавтобусах почти целый день. Переночевать остановились в уютной гостинице «Наш край».

Утром познакомились с проводником Алексеем Ларионовым и ребятами из нашей группы: я и Андрей, гид Алексей и его супруга Настя, Стас Епов из «Билайна», сотрудник «Монди» Андрей Истомин и фрилансер Серёжа Паршуков.

Мы на территории Ханты-Мансийского автономного округа. Дошли пешком. Горжусь нами.

Мы на территории Ханты-Мансийского автономного округа. Дошли пешком. Горжусь нами.

Фото: Екатерина САВЕНКО

В дороге разговорились. Коми ижемец Алексей занимается организацией туров на плато уже много лет. Каждый сезон насыщенный и плодотворный, вместе с ним да не по разу повидать болванов стремятся не только российские туристы, в добрых друзьях у гида — путешественники Германии, Швейцарии, Италии и других стран, с каждым из которых у обаятельного и юморного проводника сложились тёплые взаимоотношения. Настёна — правая рука мужа, чудесная мама троих детей, бухгалтер, на плато Лёша её взял в первый раз.

Это орлан-белохвост (Печоро-Илычский заповедник). Показался перед нами внезапно и ещё долго планировал перед лодкой. Следили за ним затаив дыхание.

Это орлан-белохвост (Печоро-Илычский заповедник). Показался перед нами внезапно и ещё долго планировал перед лодкой. Следили за ним затаив дыхание.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Сергей на Маньпупунёр едет уже повторно, первая впечатляющая поездка была зимой. Серёжа взял с собой дрон, чтобы снять видеосюжет о нашем путешествии. Его друг Стас, открытый и добродушный, стал главным объектом весёлых шуток Алексея на протяжении всего путешествия. Смеялись в голос. Надеемся, дружище Стас не в обиде.

Андрей Истомин к останцам должен был поехать ещё в июне, но из-за ограничений вояж перенёсся на сентябрь. Я удивилась: в водно-пеший тур Андрей отправился впервые, но экипировался по всем правилам и последним трендам времени. Оказалось, что к поездке Андрей готовился ещё с прошлого года, чего не скажешь обо мне, в суматохе рабочих будней прихватившую резиновые сапоги на каблуках (на каблуках, Карл!!!) и зимние ботинки, о чём впоследствии я глубоко сожалела.

Куда ни кинешь взор, везде какие-то сказочные скалы и коряги.

Куда ни кинешь взор, везде какие-то сказочные скалы и коряги.

Фото: Екатерина САВЕНКО

По рассказам Лёши, туристы встречаются совершенно разные, но все всегда — очень хорошие душевные люди. Однажды в июле на плато в группе Алексея отправилась молодая москвичка Юля: красивая, любознательная и бесконечно наивная, смотрящая на мир широко открытыми глазами. Она принимала на веру всё, о чём рассказывал Лёша. Проводник шутил: в заповеднике нельзя трогать ни одну живую тварь. В итоге Юля была уверена, что в девственных лесах убивать комаров и мошек запрещено. Никому и в голову не пришло разубеждать милую путешественницу. Согласитесь, мы все иногда немножечко Юля:)))

Добраться в Печоро-Илычский заповедник непросто, но это однозначно того стоит.

Добраться в Печоро-Илычский заповедник непросто, но это однозначно того стоит.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Во всём виновато сало

Впереди — Комсомольск-на-Печоре. Мы загрузились в Соболь и поехали. «Ну с богом», — подумала я и подскочила, как ужаленная.

— Сало забыли! — вскрикнула я. — В холодильнике!

Без перекусов в поездке никак, так как своими двумя будем передвигаться много, а голод, как говорится, не тётка. Орешки и шоколадки — не мой выбор, я прихватила чёрного хлеба и два увесистых куска ароматного белорусского сальца, чтобы позже нарубить бутербродов.

В воздухе повисла досада. «Как сказал бы мой дед: такая закуска пропала», — шуткой прервал неловкое молчание Серёжа. Честно говоря, в нашем путешествии всё почти с самого начала пошло не по плану. Уже в конце тура Алексей признавался: мы были его самой сложной группой (а за лето их было 18), экстрим зашкаливал, всё время мы преодолевали какие-то препятствия, но вопреки всему продолжали двигаться вперёд.

Курумник и каблуки - вещи несовместимые. Да, знаю, сама виновата.

Курумник и каблуки - вещи несовместимые. Да, знаю, сама виновата.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Честно, всей компанией мы дружно решили: в наших неприятностях виновато забытое в гостинице сало, мистическим образом ставшее причиной «эффекта бабочки» (случайность, которой можно было бы не придавать никакого значения, но которая в результате переворачивает нашу жизнь). «Сальный» лейтмотив преследовал нас всё путешествие: мы бесконечно шутили на эту тему и от души хохотали.

Едем на Соболе, подскакивая и покрякивая, два часа по разбитой грунтовке. Из окон смотреть больно — бор густо усыпан шляпками крепких белых. Хочется выскочить прямо на ходу и собрать дары тайги. Муж дважды не выдерживает этой пытки: «Тормози!», выпрыгивает и с видом победителя тащит лесные трофеи в наш и так переполненный грибами пакет, который мы дружно насобирали буквально за 10 минут в лесу, остановившись передохнуть и попить чай.

Плато удивляет, восхищает и влюбляет.

Плато удивляет, восхищает и влюбляет.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Только по-мансийски

В Комсомольске-на-Печоре нас отрезает от внешнего мира: мобильники написали «нет связи», телефоны стали бесполезны. Сначала отсутствие связи немного раздражает, по привычке пальцы дёргаются к экрану сотика. Но потом, отключаясь от «входящего спама», начинаешь испытывать невероятный кайф, полностью погружаясь в чудесный мир вокруг себя.

До деревни Усть-Уньи — ещё три часа езды. За окном то и дело мелькают белые ленточки на ветках берёз примерно в двух метрах от земли. Это значит, что напротив через дорогу охотники поставили капканы на пушного зверя — соболя и куницу.

— А на плато медведи водятся? — спрашиваю у Алексея.

— Конечно. Но они свои, местные, адекватные, — шутит Лёша.

— По-коми говорят? — улыбаюсь я.

— На коми нет. Только по-мансийски, — отвечает на полном серьёзе наш гид.

Мишка! Все хлопали в ладошки от восторга и радовались, как дети. Какая потрясающая встреча.

Мишка! Все хлопали в ладошки от восторга и радовались, как дети. Какая потрясающая встреча.

Фото: Екатерина САВЕНКО

С медведями нам, кстати, очень повезло, встретили их аж три раза: по пути в горный лагерь «Вологодская грань» и на живописных солнечных склонах плато. Дважды это был один и тот же медвежонок, важно прогуливающийся среди карликовых берёз и жующий ягоды, буквально в метрах 30-ти от нашей компании. Затаив дыхание, мы наблюдали за юным хозяином тайги в естественной среде обитания. Потапыч нас заметил — несколько секунд изучал нашу группу с подозрением, затем, услышав жужжание дрона, поспешил ретироваться.

Первое происшествие

И вот Усть-Унья. Эта деревня, где испокон веков живут коми, пермяки, манси и челдоны — так называют союз коми с пермяками. Раньше в населённом пункте жизнь кипела, сейчас здесь проживает не больше 25 человек. Летом сюда ещё приезжают с Троицка и других сёл района уроженцы деревни, наплывами пролетают туристы, но зимой жизнь замирает. В Усть-Унье — проблемы с электричеством: дизель-генератор включают в 5 утра до 9, а затем с 14 до полуночи.

В деревне Усть-Унья постоянно проживает 25 человек, но, представляете, у ребят есть место для селфи!

В деревне Усть-Унья постоянно проживает 25 человек, но, представляете, у ребят есть место для селфи!

Фото: Екатерина САВЕНКО

Дорога здесь заканчивается, дальше перемещаться можно только по матушке Печоре. На реке нас ждёт аэроглиссер — амфибия, способная достичь мест, недоступных для других транспортных средств. Пока ребята готовят аэролодку, мы с Настей занимаемся обедом. Костёр на берегу, небольшой казан, грибы с картошкой, свежезаваренный чай с печеньем и сгущёнкой. Красота!

Вкусно выглядит, правда? Так оно и есть!

Вкусно выглядит, правда? Так оно и есть!

Фото: Екатерина САВЕНКО

Тут начались наши неприятности. Ох уж этот пресловутый человеческий фактор… Лёша включил двигатель у лодки, чтобы проверить, как работает пропеллер, по несчастью при затягивании винтов ребята забыли в опасной близости гаечный ключ. В мгновения инструмент повредил сразу две лопасти!

Ремонтировались до самой ночи. Лодка наотрез отказывалась исправно скользить по воде, не могла набрать нужную мощность. Под звёздным небом успели несколько раз попить чаю и сотни раз подумать о ночлеге, понимая, что до кордона Шежим (78 км вверх по Печоре) нам сегодня, увы, не добраться. Ребята издевались: мол, будем ночевать в лодке open-air и в сарайке на берегу.

Машина - зверь! Наш аэроглиссер.

Машина - зверь! Наш аэроглиссер.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Неожиданно выручает местный житель Василий Филаретович Носов по прозвищу Вася Карась (почему Карась, никто не помнит) — невысокий сухопарый мужчина лет под 60, добрый и смешливый. Его жилище стало пристанищем для уставших путников. Спать легли как золушки — ровно в полночь, электричество отключилось минута в минуту.

Обитатели Полоя

Подъём в пять утра. Ребята сделали ещё одну попытку реанимировать винты — нашей птице чуток подрезали крылья. Слава богу, это помогло. Мы отправились снова в путь, надев на себя всю одежду, которая была с собой (я натянула сразу две куртки, зимние ботинки и шапку). Бывалые знают — на реке в разы холоднее, чем на берегу, тем более на скорости.

Зеркальная Печора так и манит поселиться на её берегах.

Зеркальная Печора так и манит поселиться на её берегах.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Красавица Печора влюбила в себя моментально. Полноводная, чистая, гордая, величественная, зеркальная, щедрая, так и манит бросить всё и поселиться на её берегах. На мелководье аэролодка летит резво, на глубоких водах начинает «тяжелеть». Плывём против течения и ветра. Увы, история с гаечным ключом не прошла даром: до Шежима мы добирались челночным способом, уже полностью выбившись из графика. Чтобы как-то облегчить нагрузку, Лёша отвозил нас партиями от берега к берегу, мотаясь туда-обратно.

Кордоны заповедника - отрезанные от большой земли фантастические миры, существующие по своим законам. Словами не передать, надо просто однажды приехать.

Кордоны заповедника - отрезанные от большой земли фантастические миры, существующие по своим законам. Словами не передать, надо просто однажды приехать.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Огромным удовольствием по пути стало знакомство с первым на территории заповедника кордоном Полой и его обитателями: госинспектором Алексеем, непоседливым котёнком Федей и лайкой Умкой — молодой, чуткой, дерзко гоняющей местного медведя (Алексей показал видео, на котором по кордону гулял мишка, а Умка его воспитывала). В планах у егеря — привезти на Полой ещё одну собаку, опасается он, что Умка одна с лесным зверем не справится.

Чудесные обитатели кордона Полой: собака Умка и котик Федя.

Чудесные обитатели кордона Полой: собака Умка и котик Федя.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Согрелись, пообедали, отдохнули душой и сердцем. Вечером наконец-то прибыли на кордон Шежим, благодаря всех богов — и христианских, и языческих. Это был праздник: уютный гостевой дом, бархатная баня, задушевные разговоры.

Развязыватели шнурков

Проснувшись рано-рано утром, полетели на аэролодке вверх по течению к истоку Печоры. Глиссер вошёл во вкус, мчал нас быстро. Чем ближе верховье, тем уже река. Пороги, камни!

У истока матушки Печоры. Красоты тут нереальные!

У истока матушки Печоры. Красоты тут нереальные!

Фото: Екатерина САВЕНКО

На крутом берегу на ветвях берёзы путешественников встречает забавный арт-объект — разношенные до дыр старые ботинки, перемотанные скотчем, видимо, оставленные на память здесь каким-то туристом. Кстати, перед обедом опять вдруг потеряли в пакетах кусок сала, купленный в Комсомольце (мистика!). «Стас заточил ночью», — догадался Лёша.

Прикольный арт-объект на берегу у истока Печоры.

Прикольный арт-объект на берегу у истока Печоры.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Дорога звала нас в горный лагерь «Вологодская грань» — 9,6 км! Ну как дорога… Если так можно назвать четырёхчасовой тяжёлый путь ввысь с 15-20-килограммовым рюкзаком за спиной сквозь лесные кустистые дебри, заросли карликовых берёз, каждые 10 минут развязывающие шнурки, мерзкие болотные топи и нагромождения огромных острых шатающихся камней (курумник). Спустя 15 минут я поняла, что в ботинках плещется море, штаны в грязи выше колена, а одежда промокла от пота насквозь. А ещё — что к любому путешествию надо серьёзно готовиться. Несмотря на то, что мы несколько раз останавливались на привалах, до горного лагеря в глубоких сумерках я приползла едва живой, сотни раз проклиная удалёнку с сидячим образом жизни и свою обувь.

Было тяжело. Ноги страдали, зато глаза радовались.

Было тяжело. Ноги страдали, зато глаза радовались.

Фото: Екатерина САВЕНКО

В «Вологодской грани» познакомились с волонтёром Лидой из Подмосковья. Волонтёрить на плато она приехала по зову души, хотелось узнать неизведанное, понять и найти себя и обрести новых друзей: «Люди — вот что счастье», — уверена Лида. Волонтёров в горный лагерь доставляют на вертолёте из Троицка, предоставляют жильё в горных модулях, но кормятся активисты за свой счёт. Снова приехать на плато в качестве волонтёра Лида согласна только за зарплату. Работа хоть и невозможно интересная, но тяжёлая.

Реально чудо света

Настал день икс. Чтобы нагнать график, мы мужественно решили за один день подняться на плато (10 км), погулять там, спуститься к горному лагерю (ещё 10 км), вернуться к истоку Печоры (опять 10 км) и доплыть до Шежима (3 часа). Непростая задача, но настроены все были решительно.

Волонтёр Лида (слева) со новыми туристами.

Волонтёр Лида (слева) со новыми туристами.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Встали в три утра. Рассвет в горах невероятен, пылающее солнце постепенно озаряет тундру, по тропкам снуют куропатки. После вчерашнего подъёма первые 10 км даются довольно легко (спасибо Лиде за удобные сапоги, правда, пару раз всё равно хлебнула болотной жижи). Шли налегке, без огромных рюкзаков. Солнечно, ветра нет, восхитительные пейзажи не дают глазам отдыхать. Примерно три километра наслаждаемся деревянными мостками. Я поражена: по словам активистов, на берёзовые и сосновые мостки выделены миллионы рублей в этом году, а строят их бесплатно волонтёры...

Долгожданные минутки отдыха. Наконец, привал. Говорят, что если попьёшь из Золотого ручья, то помолодеешь лет на 10. Не врут.

Долгожданные минутки отдыха. Наконец, привал. Говорят, что если попьёшь из Золотого ручья, то помолодеешь лет на 10. Не врут.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Но совершенно невозможно передать словами чувства, когда столбы постепенно появляются перед глазами, наша Настенька расплакалась. Сначала Шаман, он — главный. У Лёши с ним особая связь. Энергетика этого места очень мощная, усталость как рукой сняло. Царица, Погонщик с Верблюдом, Мамонт со своими «детками» и другие. Удивительно, но любой человек, и я убедилась сама, найдёт общий язык именно со своим останцем. Без шуток!

Вот она цель нашего путешествия. Эмоции - через край! Плато Маньпупунер мы покорили. Или оно нас.

Вот она цель нашего путешествия. Эмоции - через край! Плато Маньпупунер мы покорили. Или оно нас.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Переполненные эмоциями и побродив среди вечных пару-тройку часов, мы отправляется в обратный путь. 10 км до лагеря даются сложнее, ещё в разы мучительнее — крайняя десяточка. Ноги в резиновых сапогах на каблуках (тьфу на них тысячу раз!) отказываются передвигаться уже после пары километров пройденного. Где-то близко бродит медведь, ребята пару раз отчётливо слышат запах псины: «Миша, не балуй!!!» Это подстёгивает шевелить замученными конечностями. Последние три километра — в лесных зарослях и глубоких сумерках — я ковыляла на морально волевых, несколько раз проваливаясь в болотную топь, бесконечно жалея себя и не стеснялась рыдать в голос. Остальные ребята — невозможно круты, выдержали с достоинством это испытание.

Кордон Шежим. Такой красивый, такой родной.

Кордон Шежим. Такой красивый, такой родной.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Потом мы ещё несколько часов добирались по воде в ледяной ночи до Шежима, Сказать, что замёрзли — не сказать НИ-ЧЕ-ГО: околели как цуцики, искали во тьме бензин, который запамятовал оставить для нас в лесной избушке работник заповедника. Ночевали на уже ставшем родным Шежиме.

На реке в разы холоднее, чем на берегу. Поэтому мы надели на себя всю одежду, которая была.

На реке в разы холоднее, чем на берегу. Поэтому мы надели на себя всю одежду, которая была.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Умка — умничка!

После экстремального ночного плавания по перекатам (пару раз приходилось выпрыгивать из лодки и толкать её с камней) аэроглиссер не смог поднять вес, чтобы выйти на глиссаду, поэтому расходовал много топлива. На следующий день пришлось опять передвигаться до Усть-Уньи челноками, в результате мы снова шли с огромным опозданием. Выбросив парней на берегу возле мёртвой деревни, на последнем бензине вместе с мужем Андреем, Лёшей и Настей мы подплываем к Полою. Опа! За два километра до кордона, закашлявшись, движок загрустил — закончился бензин. На небе ни облачка, река — зеркальная гладь, ветра нет, мошка лютует. А у нас настроение «И пусть весь мир подождёт», наслаждаемся Печорой, дрейфуем и вёсла нам в помощь.

"У каждого есть такие места, забыть о которых невозможно, хотя бы потому, что там воздух помнит твоё счастливое дыхание". Эрих Мария Ремарк.

"У каждого есть такие места, забыть о которых невозможно, хотя бы потому, что там воздух помнит твоё счастливое дыхание". Эрих Мария Ремарк.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Подглядев в maps.me, что за поворотом в обозримой видимости будет кордон, вспоминаю: Умка всегда предупреждает о гостях. Вдохнув полную грудь воздуха, кричу: «Умка-а-а-а!». И не ошиблась! Буквально через секунду над водной гладью музыкальным эхом раздаётся звонкий пёсий лай. И через пять минут предупреждённый собакой на моторке к нам подъезжает хозяин кордона.

Уже подплывая к Усть-Унье, наш Лёша нас бесконечно осчастливил: наловил хариуса, при нас разделал рыбу и приготовил малосольку-пятиминутку. Пальчики оближешь! Снова счастье.

Экстремальный туризм. Мысли вслух

В Коми экстремальный туризм только набирает обороты. По словам Алексея, иностранцы специально выбирают самые суровые месяцы для своих туров (например, февраль), чтобы «ощутить всю эту русскую дичь». Однажды швейцарец Маркус провалился под лёд и, находясь по колено в воде, в экстазе вопил: «Super! Super!». Что до меня, знаю точно: если снова надо будет отправляться в путь, я готова. Правда, теперь буду лучше снаряжаться.

Свозила на Маньпупунер мой любимый журнал "КП-Авиа". Позади - останец Царица. Видите её гордый профиль?

Свозила на Маньпупунер мой любимый журнал "КП-Авиа". Позади - останец Царица. Видите её гордый профиль?

Фото: Екатерина САВЕНКО

Это чудо-путешествие и выход из зоны комфорта научили более уравновешенному отношению к жизни. Нет смысла волноваться из-за бытовых или рабочих моментов. Истерики не решают проблем. Оказываясь вдали от цивилизации, в глуши, только ты сам можешь помочь себе двигаться вперёд и не пропасть. Ну и команда друзей, которая, к счастью, рядом. Спасибо вам, ребята, за удивительное приключение — одно из самых наикрутейших в моей жизни.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Порою спуск коварнее подъема!»: в Коми прошла горная экспедиция памяти альпиниста Сергея Журавлева

В альпсборах приняла участие «Комсомолка» (подробности)