2018-04-02T12:51:52+03:00

Александр Аникин: «У казнокрадов пора снова конфисковывать имущество»

Главный борец Генпрокуратуры с коррупцией ответил на вопросы читателей "КП"
Поделиться:
Комментарии: comments81
Изменить размер текста:

О том, что с коррумпированностью наших чиновников давно пора что-то делать, говорят все. Владимир Путин, в очередной раз встречаясь с журналистами, признался, что борьба со взяточничеством осталась в разряде невыполненных задач. А Дмитрий Медведев вообще готов провозгласить борьбу с коррупцией еще одним нацпроектом - настолько достали всех эти мздоимцы. «Когда же российский чиновник перестанет наконец брать деньги за свои услуги?» - задались мы вопросом и пригласили на «Прямую линию» с нашими читателями Александра АНИКИНА - начальника управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры РФ. Вопросы от россиян стали поступать задолго до прихода Александра Александровича в «Комсомольскую правду»...

- Валентина Федоровна, Москва. Очень трудно найти управу на чиновников-мздоимцев. Есть факты, есть документы, но тяжело становится от мысли, что надо куда-то идти, сидеть в очередях...

- Мы на днях на сайте Генпрокуратуры создали раздел, посвященный борьбе с коррупцией. Вот его адрес в Интернете: genproc.gov.ru/ru/corrupt/. Каждый желающий вправе оставить здесь свои предложения и замечания, а также сообщить об известных ему фактах коррупции. По каждому такому обращению будут приняты предусмотренные законом меры.

Автомобилистов спасли от таможенной неразберихи

- Иван, Санкт-Петербург. С коррупцией сегодня только ленивый не борется. И ОБЭП, и ФСБ, и всевозможные комиссии при губернаторах... Скажите, а зачем надо было в прошлом году создавать еще одно управление - при Генпрокуратуре?

- Давайте я расскажу, чем мы занимаемся. Чтобы придать работе по противодействию коррупции комплексный и системный подход, в прошлом году Генпрокурор России Юрий Чайка принял принципиальное решение об образовании в органах прокуратуры специализированных антикоррупционных подразделений. Это сделано, чтобы исполнить поручения президента об активизации борьбы с коррупцией.

В наши задачи входит организация прокурорских проверок исполнения закона в различных органах власти, министерствах и ведомствах. Также мы осуществляем надзор за расследованием наиболее значимых и актуальных дел о коррупционных преступлениях, поддерживаем гособвинение в судах по делам в отношении коррупционеров высокого ранга.

- А как устроиться к вам на службу?

- Попасть непросто. Предусмотрен особый порядок отбора кандидатов, к ним предъявляются повышенные требования. Если человек прошел все проверочные процедуры, то он назначается лично Генеральным прокурором, и только он может принять решение о его увольнении или наказании. Это гарантия независимости и исключения какого бы то ни было давления.

- А конкретные примеры работы?

- Пожалуйста. Мои коллеги из прокуратуры Приморского края заинтересовались судьбой городской библиотеки во Владивостоке. Историческое здание разрушалось, и удивляло отношение к этому властей. Начатая по этому факту прокурорская проверка параллельно выявила более пятидесяти объектов недвижимости, отчуждение которых произошло незаконно, по смешным ценам. Ущерб государству составил более 180 миллионов рублей. По нашим материалам возбуждено и расследуется уголовное дело, арестованы руководитель территориального управления Росимущества по Приморскому краю, начальник департамента имущественных отношений краевой администрации, привлекается к уголовной ответственности еще целый ряд лиц.

Аналогичные факты вскрыты нашими коллегами в Самаре. Там прокуроры пресекли махинации с недвижимостью, ущерб по которым составил полмиллиарда рублей. А по результатам выездной проверки администрации Амурской области, проведенной в минувшем году работниками Генпрокуратуры совместно со специалистами Счетной палаты, за должностные злоупотребления и вольности с бюджетными средствами был привлечен к уголовной ответственности губернатор области Коротков. Сейчас он освобожден от занимаемой должности. Уголовное дело в его отношении готовится к передаче в суд. Вообще серьезнейшей проблемой является наличие коррупциогенных факторов в повседневной практике министерств и ведомств. Вынуждены констатировать, что фактически каждый выход проверяющих из нашего подразделения в различные властные структуры, к сожалению, результативен и влечет за собой применение мер прокурорского реагирования.

Вот еще пример. Проверка в таможенных органах выявила удивительную картину. Вопреки действующим нормативным актам из рук вон плохо организована сверка баз данных таможенной службы и ГИБДД МВД. Из-за ведомственной нескоординированности реально могли пострадать десятки тысяч ни в чем не повинных владельцев автотранспорта. Человек приобретает с рук автомобиль, его регистрируют, а через какое-то время окажется, что паспорт транспортного средства, прошедший все инстанции, недействителен, поскольку по таможенной базе данных он значится как аннулированный (испорченный, утраченный и т. д.), а в ГИБДД об этом не знают. Каждый автомобилист понимает, какой кошмар за этим последует. Только после вмешательства Генпрокуратуры в этой сфере начались сдвиги. К строгой дисциплинарной ответственности привлечены 76 работников таможенных органов, возбуждено 14 уголовных дел. И все после прихода прокуроров. Как говорится, самим-то кто мешал навести порядок?

Неприкасаемых нет!

- Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета. А существуют ли дела в отношении сотрудников правительства?

- В прошлом году был привлечен к уголовной ответственности целый ряд лиц, занимающих государственные должности категории «А» - это высшая иерархия госслужащих. Что касается правительственных чиновников, есть дело в отношении одного из заместителей министра финансов. А по конкретной федеральной структуре тоже есть дело, надзор за которым осуществляет наше управление, - в отношении руководителей Фонда обязательного медицинского страхования. Большинство бывших руководителей фонда привлечены к уголовной ответственности за систематическое получение взяток. Так что говорить о том, что у нас есть неприкасаемые, я считаю неправильным. Рано или поздно все те, кто проворовался, все равно должны оказаться на скамье подсудимых. Надо понимать, что все эти преступления обладают высокой степенью латентности (скрытости): никто же прилюдно на площади друг другу взятки не передает. Но покушения на бюджетные средства оставляют столько следов, что можно и через годы раскрутить ситуацию и принять соответствующее решение.

«...И чтобы яхт у них больше не было»

- Сергей, Москва. Ясно, что коррупционеров не победить одними лишь убеждениями. Не планирует ли Генпрокуратура выйти с какими-то инициативами по усилению ответственности за взяточничество?

- Законов у нас много, и достаточно суровых законов, но не всегда они полностью исполняются. За то же самое взяточничество у нас в Уголовном кодексе предусмотрены многолетние сроки лишения свободы. Считаю, что остро необходимо возвращение института конфискации имущества за коррупционные преступления, чтобы казнокрад и мздоимец знал: все, что он незаконно приобрел, вернется в доход государства. Так, чтобы ни дворца, ни яхты у него больше не было. Что же касается закона о противодействии коррупции, принятия которого мы ожидаем в ближайшее время... Насколько я знаю, там будет очень действенный ограничительный пакет для чиновничества, то есть меньше соблазнов. А законодательство будет совершенствоваться.

«По 700 тысяч перечисляют...»

- Александр Александрович, здравствуйте. Вас из Иркутской области, город Тулун, беспокоят ветераны труда угольной промышленности. Мы писали в прокуратуру области о злоупотреблении своим служебным положением мэра нашего города. Мы прямо пишем: перечисляют каким-то адвокатским бюро по 700 тысяч рублей неизвестно за что. Но жалобу отдали на рассмотрение тулунскому прокурору. А она мэру в рот смотрит.

- Ваше имя-отчество?

- Григорьев Виктор Иванович.

- Ваши заявления были рассмотрены и в городской прокуратуре, и в прокуратуре Иркутской области?

- Да, но оттуда написали, что нет злоупотреблений...

- Ваши обращения с имеющимися ответами присылайте нам с пометкой: «С «Прямой линии» с Аникиным в «Комсомольской правде». Москва, Большая Дмитровка, 15а.

Почему мы посыпаем пеплом голову

- Владимир Афиногенов, Москва. Сейчас много говорят о том, что в России недостаточно активно борются с коррупцией. Так ли это?

- Любые оценки на этот счет грешат субъективным подходом. Проблема действительно острейшая, и одномоментного чудесного избавления от этой напасти ждать не приходится. Впереди много тяжелой работы. С другой стороны, когда нас на полном серьезе заверяют, что по степени коррумпированности Россия находится в мировом рейтинге между африканскими странами Того и Замбия, можно только констатировать, что это непрофессиональный подход. В какой другой стране мира возбуждается и доводится до судебного приговора такое количество дел в отношении целого ряда мэров, губернаторов, депутатов, высокопоставленных чиновников федерального уровня? Практически ежедневно мы узнаем о новых фактах изобличения коррупционеров. Разве это свидетельство отсутствия активности в борьбе с коррупцией? Но нет, мы, как народ, склонный к крайним оценкам, немедленно начинаем посыпать голову пеплом и уверяем себя, что все настолько безнадежно, что и жить не хочется. На самом деле мы лучше наших зарубежных друзей знаем истинное положение дел и настроены на последовательные и решительные действия, рассчитанные на перспективу. Есть на то и политическая воля руководства страны, и поддержка общества.

- В каких известных вам странах «взяткодательство» минимально? Или у них просто статистика лукавит?

- На самом деле ни одной стране мира полностью ликвидировать коррупцию как социальное зло еще не удалось. Как известно, коррупционные скандалы нередко сотрясают даже страны самой что ни на есть многовековой демократии. Но традиционно считается, что минимальный уровень коррупции - в скандинавских государствах, а из стран Азии - в Сингапуре.

«Надо научиться говорить «нет»

- Сергей Смирнов беспокоит, Питер. Сталкивались ли вы лично с вымогательством взятки?

- Однозначно ответить на ваш вопрос «да» или «нет» сложно, поскольку любой ответ подразумевает субъективные оценки. Конечно же, я не всегда занимал руководящие должности, был студентом, солдатом, рядовым работником прокуратуры. С ситуациями, когда бы у меня впрямую требовали денег, я не сталкивался никогда. Бывали, возможно, какие-то двусмысленные ситуации, но, вероятно, я не был достаточно «понятливым» и ничего не происходило.

- Трудно поверить в то, что вам никогда не предлагали взятку...

- Напрямую не было. Были предложения «помощи», поддержки какой-то... Удивительно, но бывает, что через много лет возникают из ниоткуда какие-то старые знакомые, которые обращаются, явно преследуя чьи-то интересы, пытаются делать какие-то намеки. Но в этой ситуации надо быть совсем наивным, чтобы не понимать, что за этим кроется. Надо уметь говорить «нет», иногда, может быть, и в грубой форме. А чьи-то обиды при этом - дело десятое. Я эту науку вполне освоил. И упрекнуть меня никто не сможет.

P.S. На самом деле звонков представителю Генпрокуратуры было гораздо больше. Как и писем, которые читатели «КП» отправляли на наш адрес. К сожалению, жесткий формат времени не позволил ответить на все обращения и жалобы. Но при этом все они были переадресованы Александру Алекcандровичу. Многие из них он пообещал взять под свой личный контроль.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Александр Александрович Аникин родился в 1960 г. во Владимире. Окончил Ивановский государственный университет. Два года служил по призыву в Вооруженных силах.

На службе в органах Прокуратуры России с 1978 г. - техник-криминалист, старший следователь, прокурор-криминалист, начальник отдела прокуратуры Владимирской области, Муромский городской прокурор, первый зампрокурора Рязанской области, прокурор Тверской области, прокурор Приморского края, с 2007 г. - начальник вновь образованного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции.

Государственный советник юстиции 2-го класса. Ведомственные награды:

«Почетный работник Прокуратуры Российской Федерации», именное оружие «За безупречную службу».

С 2006 года является членом авторитетной Международной антикоррупционной ассоциации IAACA (International Association of Anti-Corruption Authorities), созданной при содействии ООН.

КСТАТИ

- На региональном и местном уровне большую тревогу вызывает наличие возможных коррупционных факторов в региональном законодательстве. Поэтому в ближайшее время нами запланирована масштабная проверка регионального нормотворчества на наличие «узких мест», которые позволяют чиновникам трактовать положения законодательства в свою пользу, - пообещал в самом конце «Прямой линии» Александр Аникин. - Думаю, что надо исключать всякую вариативность, формулировки «вправе», «может» и тому подобное. По сути, это та антикоррупционная экспертиза, о необходимости которой много говорится на федеральном уровне...

ЧТО ЕЩЕ СПРАШИВАЛИ

Где в России больше всего взяточников?

- А можете ли вы назвать самые коррупционные регионы страны?

- По этой части регионы особо друг от друга не отличаются. Но у нас вызывает повышенное внимание центральный и некоторые другие регионы, где, возможно, больше ресурсов для выстраивания коррупционных отношений...

- Факты коррупции, выявленные, допустим, в Следственном комитете, будут расследовать в самом же СК. Значит, следователи СК не будут заинтересованы в том, чтобы самим у себя находить какие-нибудь нарушения...

- Таковы требования действующего законодательства. Я не могу давать оценку действующему закону, поскольку мы являемся правоприменителями и обязаны соблюдать тот закон, который есть. Существует несколько возможных вариантов развития законодательства, и обсуждать их пока несколько преждевременно. Хотя бы до тех пор, пока не будет пройдено первое чтение в Госдуме новых антикоррупционных законов.

СКАЗАНО!

«За 8 лет количество отечественных долларовых миллиардеров выросло с нескольких человек до сотни с лишним. По их числу Россия вышла на второе место в мире после США, что не соответствует масштабам экономики и уровню развития страны.

Разрыв в уровне доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных россиян продолжает расти: с 13,9 раза в 2000 году до 15,3 раза в 2006-м. Этот перекос - очень серьезная потенциальная угроза, и государство должно выработать эффективную политику доходов. Например, ввести прогрессивную шкалу подоходного налога. Для такой страны, как Россия, это было бы социально справедливо».

(Сергей СТЕПАШИН, глава Счетной палаты России, - в интервью каналу «Вести - 24».)

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Алексей ОВЧИННИКОВ

 
Читайте также