Премия Рунета-2020
Сыктывкар
-10°
Boom metrics
Звезды22 января 2017 10:00

Солист Метрополитен-опера Алексей Лавров: в Америке обучение основано не на критике, а на поиске достоинств.

О восхождении уроженца Печоры на мировую оперную сцену
Алексей Лавров: Культура - это культ у Бога, «культ-у-Ра». Культ – поклонение, у – рядом, Ра – Бог, солнце.

Алексей Лавров: Культура - это культ у Бога, «культ-у-Ра». Культ – поклонение, у – рядом, Ра – Бог, солнце.

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

«Комсомольская правда в Коми» продолжает знакомить вас с журналом «КП-Авиа» - единствнным журналом в Республике Коми для авиапассажиров. Журнал «Авиа» от издательского дома «Комсомольская правда в Коми» рассказывает о республике и об известных людях нашего региона. Журнал «КП-Авиа» для тех, кто на высоте! Сегодня вашему вниманию – статья об уроженце Печоры, который сегодня входит в шестерку звезд мировой оперной сцены Алексее Лаврове. Приятного чтения!

«Оказаться в нужное время в нужном месте» – эта расхожая фраза часто определяет удачливость человека. Если помножить эту удачу на талант и обаяние, умение ставить и достигать цели, быть благодарным и открытым всему новому, то, пожалуй, можно оказаться… в Метрополитен-опера. Уроженец Печоры, выпускник Гимназии искусств при главе Коми имени Ю.А.Спиридонова, баритон Алексей Лавров сегодня входит в шестерку восходящих звезд мировой оперной сцены.

Журавленок

- Как печорский мальчик оказался в Метрополитен-опера?

- В Печоре я занимался пением в городском объединении «Досуг». Однажды нас услышали и пригласили в Сыктывкар – спеть на праздновании Дня республики вместе с духовым оркестром военного гарнизона под управлением Нестерова. Это был мой первый опыт выступления с оркестром, я пел песню «Журавленок». Я очень волновался, но выступил удачно. После концерта ко мне подошла Валентина Михайловна Ревунец и спросила, не хочу ли я учиться в Гимназии искусств. Я сказал: «Конечно, да!».

- А если бы не оказалось на том выступлении Валентины Михайловны?

- Я просто вернулся бы домой. Но такого не могло произойти. Этот концерт был единственной возможностью для меня выбраться из Печоры и стать певцом. Мы жили в плохой гостинице, в которой очень замерзали. Мой педагог очень волновалась, постоянно укутывала меня шарфом и говорила: «Лёшик, нам надо выступить, нам надо спеть, только не заболей! Тебя должны заметить, ты должен идти дальше». И меня заметили.

Алексей Лавров: Бабушка привила мне любовь к песне. В лесу всегда говорила мне: "Благодари природу песней, больше у нас ничего нет."

Алексей Лавров: Бабушка привила мне любовь к песне. В лесу всегда говорила мне: "Благодари природу песней, больше у нас ничего нет."

Фото: Из личного архива героя публикации

.- Кому еще надо сказать спасибо, что алмаз попал в правильную огранку?

- Прежде всего, моей бабушке Любови Григорьевне Погожевой, которая привила мне любовь к пению. Куда бы мы ни шли - по ягоды, по грибы, на рыбалку - она всегда пела и говорила: «Благодари природу песней, у нас больше ничего нет! Заходишь в лес и говоришь: «Здравствуй, лесок, что ты нам сегодня приготовил?» - и песню запеваешь».

- Что бабушка пела?

- Самые разные песни: «Ой, калина, ой, малина, в речке талая вода. Расскажу я вам, подружки, как попала я сюда», «Путь далек у нас с тобою, веселей, солдат, гляди! Вьется, вьется знамя полковое, командиры впереди…». Или она браво шагала под песню «Солдаты, в путь, в путь, в путь…».

Еще я благодарен первой учительнице Людмиле Витальевне Терентьевой и Сергею Петровичу Ильязянц, который был моим педагогом в Гимназии. Мы с ним записали диск, и это был необычайный опыт работы. Сергей Петрович был очень требовательным педагогом и приучил нас к дисциплине, а она в нашем деле, да, как и в любом другом, - одна из главных составляющих успеха. Вот сидишь на уроке, думаешь: «Эх, сейчас бы в футбол погонять». А он тебе говорит: «Поём «Каждый четвертый на небе сокол» - о пропавших на войне. И вот ты уже поешь со слезами на глазах. Он умел это делать. Многое из того, что я сегодня умею, от него.

Еще один человек очень важен в моей жизни - это мой педагог Марат Козлов. Марат Константинович сделал из меня фаната оперы, мы могли петь с ним по 6 часов в день. Он мне сказал однажды, что опера - это настоящая математика, и с каждым годом я все больше с ним согласен.

- «Звездной болезнью» болел?

- Она была, конечно. После Дельфийских игр в 99-м я «звезду схватил», ходил такой гордый дома в Печоре. Здесь – нет, здесь не перед кем было задаваться. У нас весь набор был таким «звездным». Мои одноклассники сейчас в Германии, Москве, Питере, работают в известных театрах и ансамблях.

- Остаться в Сыктывкаре означает не состояться в профессии?

- Я так не думаю. Если кому-то мало Сыктывкара – надо уезжать, а если человек может состояться именно в этом городе, то лучше остаться.

Алексей Лавров:Если кому-то мало Сыктывкара – надо уезжать, а если человек может состояться именно в этом городе, то лучше остаться.

Алексей Лавров:Если кому-то мало Сыктывкара – надо уезжать, а если человек может состояться именно в этом городе, то лучше остаться.

Фото: Из личного архива героя публикации

Мы и они

- Ты сейчас уже человек мира или по-прежнему печорец?

- Человек мира, но я нигде так не отдыхаю, как в Коми, в Печоре. У меня такое ощущение, что здесь душа оттаивает. Мне интересно приехать домой, посмотреть, как работает моя родная гимназия, сходить на рыбалку с отцом, пообщаться с его потрясающими друзьями – настоящими русскими людьми, набраться у них уверенности в завтрашнем дне. Я многому у них учусь, например, как колоть дрова, ставить сруб, рыбачить.

- О, да! Это, конечно, очень пригодится в Метрополитен-опера.

- Кроме шуток! В театре Метрополитен нельзя даже передвинуть стул во время репетиции, если это не входит в твои обязанности. Это мы, русские, все умеем сами: и гвоздь забить, и одежду починить. А там это делают специально обученные люди.

- Мы на интересную тему вырулили: мы и они. Не хочется сравнивать, но, все же, в чем отличие театров, публики, подходов?

- У нас любят классику, мысль в спектакле, которая проносится через все действие, а на Западе больше любят шоу. Есть отличие в чувстве юмора. На Западе иногда могут смеяться над тем, над чем бы у нас никогда не засмеялись, и наоборот. Что касается театров, то основное отличие в том, что на Западе отсутствует понятие штата в театре. Там действует система разовых контрактов, то есть все солисты приглашаются на конкретную постановку. У нас же, в основном, артист должен числиться в штате. Каждая из этих систем имеет свои плюсы и минусы. Еще одно важное отличие, которое я испытал на себе, будучи стажером сначала Большого театра, а потом Метрополитен опера, заключается в том, что в России обучение основывается на критике и выявлении недостатков, а в Америке - на поиске достоинств. Там, например, даже если певец страшно «навалял», ему говорят: «Знаешь, вот то место было просто невероятно. Все остальное надо выстроить по нему». У нас скажут: «Это чудовищно, это надо менять, это никуда не годится».

- Где люди культурнее?

- В любом обществе можно встретить как культурных его представителей, так и недостаточно воспитанных и образованных людей. В США такая же картина, как в России, как в любой другой стране мира. К счастью, по роду профессии, я окружен в основном высокообразованными, культурными людьми. Но, к сожалению, общемировая тенденция такова, что молодые люди стали меньше читать, меньше ходить в театры, музеи, интересоваться искусством. Италия теряет свои позиции в оперном мире. Сейчас Россия их завоевывает: наши певцы, наконец, поняли, что надо учить английский, тогда и карьера состоится.

- Не спрашиваю, кто виноват. Что делать?

- Я работаю в этом плане только на своей территории. Если в моей жизни появляется какой-то человек, которому я могу что-то дать, я отдаю. Надо просто делиться тем, что знаешь, имеешь, и принимать то, что дают тебе. И так должен поступать каждый. Тогда мы что-то сделаем.

«In the middle of nowhere»

- Что такое культура?

- Это культ у Бога, «культ-у-Ра». Культ – поклонение, у – рядом, Ра – Бог, солнце. Это значит, быть рядом с Богом, собрать лучшее, что он дает нам: лучших писателей, композиторов, художников, создавших прекрасные произведения искусства, из которых мы можем черпать духовное богатство. Благодаря «сообщениям», которые заложены в этих произведениях искусства, мы начинаем по-новому открывать для себя мир.

- Какие языки, кроме русского, ты знаешь?

- Английский. Итальянский сейчас учу. Мы с женой каждый год ездим в Италию, потому что необходимо нахождение в языковой среде. Профессиональный певец не может себе позволить петь на языке, которым он не владеет хотя бы на базовом уровне. Иначе «парлале, кантаре, ио соно» будут просто непонятными слогами. После полного освоения английского и итальянского меня «ждут» еще французский и немецкий — основные оперные языки наряду с русским.

- Что ты сам слушаешь, кроме классики?

- Обожаю группу «Ария» и ее солиста - Кипелова. Очень люблю несколько песен Григория Лепса, я в восторге от последних песен Киркорова! Еще люблю эстраду 70-80-х, и, простите, 90-х.

- Наша эстрада — что сейчас с ней происходит?

- Пусть меня простят артисты этого цеха, но я думаю, что за исключением небольшого количества талантливых и прогрессивных певцов, композиторов и продюсеров, большинство находится «in the middle of nowhere», то есть «посреди ничего».

- Последние вокальные шоу показывают обратное. Как ты к ним относишься?

- Мне очень нравится проект «Голос»! Я однажды случайно увидел запись их детского проекта, и там на «слепых» прослушиваниях пела Сабина Мустаева. Девочке всего 14 лет, а она пела сложнейшую песню, которая под силу только рокерам. Меня ее исполнение просто потрясло! В тот вечер я несколько раз переслушал ее выступление и подумал, что она обязательно победит.

- Твоя жена тоже из сферы искусства?

- Да, Катя тоже музыкант. Она пианистка, и в данный момент, так же как и я, работает в Метрополитен опера, в должности ассистента дирижера. С гордостью могу сказать, что она первая пианистка из Молдовы, которая получила контракт с этим знаменитым театром. Мы с ней познакомились в консерватории, в непростой период моей жизни. Она в меня поверила так, как никто и никогда до нее не верил. Катя с самого начала помогала мне и в профессиональном плане, и она до сих пор занимается всеми моими контрактами, репертуаром, планами.

Есть разные семьи, в которых людей объединяют какие-то общие интересы и увлечения. У нас семья музыкальная. Обычно, приходя домой, люди стараются «отключиться» от работы, а у нас так не получается. Мы с удовольствием продолжаем слушать записи, планировать программы, обсуждать выступления. В этом плане я никогда не отдыхаю.

Улыбка северянина

- Какое у тебя амплуа?

- На данном этапе мне очень интересны комедийные роли. Во-первых, мне с детства нравилось смешить людей, а, во-вторых, в процессе работы над комедийными спектаклями в коллективе хорошее настроение и прекрасная атмосфера.

Алексей Лавров: Мне интересны комедийные роли

Алексей Лавров: Мне интересны комедийные роли

Фото: Из личного архива героя публикации

- Что уже спето из действительно значительного?

- Я еще в начале пути. Но у меня есть десять партий. Значительным я считаю Щелкалова в «Борисе Годунове» в Большом театре, потому что это была восстановленная постановка Бориса Покровского 1949-го года, и в главной роли Годунова пел потрясающий певец Дмитрий Белосельский. Для меня Большой театр – это прежде всего «Борис Годунов».

Еще одной важной вехой стало мое участие в спектаклях «Богемы» Франко Дзеффирелли в Метрополитен опера. Эта потрясающая постановка возобновляется в театре по несколько раз в году, и, несмотря на то, что она идет с 1982 года, на спектаклях всегда аншлаги.

Если говорить о главных партиях, то это недавнее исполнение роли Сильвио в новой постановке «Паяцев» Руджеро Леонковалло и роли Доктора Малатесты в опере Гаэтано Доницетти «Дон Паскуале».

- Что бы хотелось спеть?

- Все, что подходит моему голосу. Сейчас я учу партию Фигаро из «Севильского цирюльника» Джоаккинно Россини, которая может стать одной из главных партий в моем репертуаре в ближайшие 5-7 лет. Из ролей, с которыми пока нужно повременить, но о которых очень мечтаю, могу назвать Дон Жуана из одноименной оперы Моцарта.

- Оперные певцы болеют?

- Конечно.

- А если спектакль?

- У меня недавно был такой опыт. Накануне очень важного концерта я заболел гриппом, поднялась температура. «Скорую помощь» не стал вызывать, чтоб не забрали в больницу, заменить меня в концерте было некому. От таблеток страшно клонило в сон. В болезненном состоянии и с туманным сознанием надо было мобилизоваться и спеть роль бравого сержанта из «Любовного напитка» Гаэтано Доницетти. Пришлось лежать до последнего и экономить энергию для выступления. На сцене помню только, что было темно перед глазами, спина вся была мокрая, но выручили какие-то скрытые ресурсы и наработанные навыки.

- Но это ведь форс-мажор?

- Такие форс-мажоры случаются часто. На постановке в Цинциннати, например, моя коллега накануне премьеры сломала ногу. К сожалению, работа в театре, где много декораций и техники, бывает травмоопасной. Случается всякое. Чтобы не болеть, надо в лес выходить чаще – подышать, дерево обнять, зарядить свои батарейки от солнышка.

- Для этого ты приезжаешь в республику?

- К сожалению, график работы не позволяет мне приезжать каждый год, но когда такая возможность появляется, я стараюсь ею воспользоваться, чтобы повидать родных и съездить с отцом в тайгу на рыбалку. Для меня лучше отдыха нет, чем сесть в лодку, опустить весла и вместе с ними - все мысли. Я очень подпитываюсь от нашей природы. Порадовало в этом году, что авиация восстанавливается — я прилетел в родной город на самолете. Перелет из Сыктывкара в Печору значительно сэкономил время, я успел полюбоваться красотой нашего края. Мне не надо ни морей, ни океанов, ни гор – мне это неинтересно. И я уже говорил: люди здесь удивительные. Несмотря на то, что тяжко бывает, - улыбаются. Северяне — они такие.

Досье

Алексей Лавров, родился в Печоре в 1985 году.Был замечен на выступлении Дома культуры Печоры на Дне республики в 1997 году и приглашен в 8-й класс Гимназии искусств при главе РК. После окончания консерватории в Петербурге попал в поле зрения Игоря Вдовина, который проводит стажировку для будущих оперных звезд при Большом театре. На одном из конкурсов его заметили импрессарио Метрополитен-опера и пригласили на стажировку в Нью-Йорк. Теперь он ведущий солист Метрополитен-опера и одна из шести восходящих звезд мировой оперной сцены.