Общество

Суд по делу Гайзера: Ромаданов оставляет вопросы без ответов

Участники преступного сообщества из-за решетки поздравили женщин с 8 Марта
Монотонный ход заседания арестанты решили разбавить поздравлением.

Монотонный ход заседания арестанты решили разбавить поздравлением.

Фото: фото komikz.ru

В Замоскворецком суде Москвы сегодня состоялось восемнадцатое заседание по уголовному делу бывшего руководства Республики Коми.

На предыдущем заседании 5 марта продолжился допрос бывшего зампреда правительства Коми Константина Ромаданова. Защита пыталась разобраться в противоречиях, которые, на их взгляд, есть в показаниях свидетеля, которые он давал во время следствия и на заседании суда.

Большую часть вопросов, которые задают адвокаты свидетелю, суд из-за возражений прокуроров снимает, и им приходиться переформулировать их. Ромаданов же почти на все вопросы отвечает, что уже давал ответы в показаниях в ходе следствия. В целом свидетель в суде старается использовать более мягкие формулировки, чем в показаниях, которые он давал в СИЗО. Например, избегать слов «преступное» и «наше» сообщество, сообщает "7х7".

Нестыковки в показаниях

Допрос свидетеля начинает экс-замглавы Коми Алексей Чернов. Он цитирует показания. «Сообщество не имело информации о доходности энергетических компаний, Зарубин сам установил платеж в 100 млн рублей». Зарубин при этом был акционером ЗАО «КЭС», тогда почему он не имел доступа к финансовым отчетам.

Ромаданов, по его словам, не информировал ЗАО «КЭС» об иерархии предполагаемого преступного сообщества. Ему неизвестно, предлагал ли Чернов в его присутствии на тот момент руководителю «Комиэнерго» Ивану Медведеву какие-то действия в его пользу в обмен на денежные средства.

Чернов спросил, предлагали ли Ярослав Голко (экс-руководитель департамента строительства «Газпрома»), Зияд Манасир (предприниматель, основатель холдинга «Стройгазконсалтинг»), Эльман Худазаров (бывший вице-премьер Коми), Евгений Самойлов (экс-сенатор от Коми) деньги, или Ромаданов сам мог передавать какие-то средства в их пользу? Ромаданов ответил отрицательно.

На вопрос: "Как свидетель понял, что Самойлов покинул преступное сообщество?", - Ромаданов не смог ответить. По информации Чернова, на момент допроса Ромаданов не мог знать об этом, хотя говорил, что узнал об этом из материалов дела. Информация об уходе Самойлова появилась в деле позже допроса свидетеля.

Продолжается череда вопросов, но на все Ромаданов отвечает, что уже описал подробно то или иное обстоятельство.

Чернов пытался выяснить подробности.

— Какое отношение я и Гайзер имели к компаниям «Северэнергопром», «Северфинанс», ЕЭК? — спросил Чернов.

— Я не знаю какое отношение, — ответил Ромаданов.

Чернов интересовался: вносились ли наличные деньги в компанию «Интауголь» и имели данные взносы возвратный характер?

— Я не могу обо всех операциях говорить, — ответил свидетель.

Новые имена

Павел Марущак также обратился к показаниям Ромаданова, в которых он говорил, что не получал денег от Ольшевского, в других показаниях — что получал. Марущак интересуется, кто и как оказывал ему покровительство.

— Я ответил на допросе, за что и почему, я могу лишь констатировать факт, что это было, — раздраженно ответил Ромаданов.

Экс-начальник управления информации администрации главы и правительства РК Павел Марущак спросил, известны ли свидетелю кураторы выборов из Администрации президента, и перечислил фамилии: Дорофеева (Надежда, Председателя Госовета Коми), Неверов (Сергей, экс-секретарь Генсовета «Единой России», заместитель председателя Государственной Думы), Говорун. Свидетель ответил, что фамилии ему известны, Неверов и Говорун - из СМИ, а с четвертым человеком он взаимодействовали по вопросам утилизации отходов.

Марущак интересовался, тратил ли Ромаданов деньги на митинг в поддержку присоединения Крыма в 2014 году, митинг в поддержку Путина в 2011 году и митинг в поддержку Народного фронта? Ромаданов ответил, что уже давал показания по этому поводу.

Адвокат предпринимателя Валерия Веселова спрашивала о том, кем, на его взгляд, в сообществе руководил Веселов, какие указания давал и прочее. Ромаданов ответил, что ему ничего не известно. Основную информацию о Веселове он знает из материалов дела и не интересовался его бизнесом.

Чернов спрашивал у свидетеля о назначении на предприятия Самойлова своих финансовых директоров. И действительно ли это было сделано, чтобы дать понять - у него не получится вести бизнес без участия предполагаемого преступного сообщества. Здесь, по мнению защиты, вновь противоречие, потому что Ромаданов говорил, что это было сделано для санации предприятий.

Здесь Ромаданов напомнил, что не считает покровительство чем-то плохим.

Прослушка телефона

Вопросы защиты исчерпаны, но адвокаты напоминают о ходатайстве о чтении прослушки телефонных разговоров. Судья предлагает задавать вопросы об этом.

Защитник Чернова адвокат Карен Гиголян попросил передать для обозрения том, где есть переговоры Ромаданова, и просил зачитать их вслух. Но суд отказался это делать.

Ромаданов ознакомился со следующим протоколом телефонного разговора. На этот раз с Самойловым, в котором, по словам Гиголяна, Самойлов возмущается, что на его предприятии поменяли директора, и его беспокоит адекватная оценка предприятия, высокие проценты и т. д. В этом разговоре звучали цифры 1 млрд 400 млн руб. и 947 млн руб. Ромаданов пояснил, что цифры, скорее всего, относятся к двум оценкам стоимости предприятий лесного комплекса Самойлова.

Гиголян цитирует Самойлова и Ромаданова:

— "Я обязательства практически закрыл", — говорил Самойлов.

— "Да ничего ты не закрыл", — отвечал Ромаданов.

По словам свидетеля, в этом разговоре обсуждали все — и долги предприятий Самойлова, и его долги перед неформальной казной.

Следующий разговор - с управляющим банка «Таврический» Олегом Захаржевским. В нем речь идет о письмах, которые были отправлены депутату Госдумы Владимиру Плигину и в прокуратуру, о долгах Самойлова (по всей видимости, о долге ИК «Таврический» перед Фондом инвестпроектов).

— Вы прочитали несколько разговоров, вы можете вспомнить сейчас обстоятельства вывода товарно-материальных средств из СЛДК? — спросил адвокат Чернова Гиголян.

Ромаданов помнит только некоторые подробности: в частности, что это грозило социальным взрывом и невыплатами зарплаты.

— Это сделал Самойлов (вывел средства из организации)? — спросил адвокат.

— Это были менеджеры, — ответил Ромаданов.

На суде обсуждался еще один разговор между Ромадановым и Захаржевским. В нем, судя по вопросам адвоката, был некий спор между собеседниками и обсуждение непорядочного поведения со стороны Самойлова. Ромаданов в разговоре приводит примеры такого поведения (вывод имущества из предприятий перед передачей их под контроль предполагаемого преступного сообщества).

— О каких 55% говорит Захаржевский? — спросил адвокат.

Ромаданов ответил, что не знает.

На этом допрос Ромаданова завершился, и суд отпустил его (с заседания).

— Спасибо, всех женщин поздравляем с праздником! — громко произнес Ромаданов, выходя из зала.

— Дорогие женщины, с праздником вас! Спасибо, что вы есть у нас! Счастья и хорошего настроения! — так же громко поздравил Гайзер присутствующих в зале дам.

— Поскольку у нас преступное сообщество, считайте это поздравление общим! — добавил Чернов.

Читайте также

Суд по делу Гайзера: кто устроил чёрный пиар прокурору Бажутову?

Суд по делу Гайзера: сто тысяч долларов бонус от Зарубина

Суд по делу Гайзера: на допросе у главы