2018-05-16T08:28:56+03:00

Осужденный по "делу Гайзера" Демьян Москвин утверждает, что безоговорочно согласился со следствием

Он разослал со все СМИ письмо и аудиофайлы
Поделиться:
Комментарии: comments1
Демьян Москвин: Сделка с прокурором означала, что я должен был безоговорочно согласиться с версией следствия. Фото: www.vkurse.proДемьян Москвин: Сделка с прокурором означала, что я должен был безоговорочно согласиться с версией следствия. Фото: www.vkurse.pro
Изменить размер текста:

Сегодня в редакцию "КП в Коми" поступило письмо за подписью Демьяна Москвина, фигуранта "дела Гайзера". Москвин, как и Константин Ромаданов, заключил досудебное соглашение со следствием и уже на днях ему был вынесен приговор: 6 лет колонии строгого режима и штраф в сумме 2 миллиона рублей.

Видимо, не согласный со столь суровым приговором фигурант, решил искать правды - собственной субъективной правды - в СМИ. Демьян Москвин разослал по редакциям письмо, в котором подробно разъяснил, почему он решил сотрудничать со следствием.

"КП в Коми" публикует текст письма. Орфография и пунктуация автора не изменены.

Уважаемый редактор.

Я направляю Вам это письмо (и прилагаемые аудиозаписи), поскольку Ваше издание следит (или следило) за ходом так называемого "дела Гайзера".

Этот процесс - очередная иллюстрация на тему "правосудие в России". Меня зовут Демьян Москвин. Я являюсь обвиняемым, а совсем скоро стану и осуждённым по этому делу.

Я - один из двух фигурантов дела, которые заключили сделку с прокурором. Это не значит, что я сообщил следствию какие-либо известные только мне факты и сведения, прежде всего это значит что я должен был безоговорочно согласиться с версией следствия, какой бы натянутой она не была, и подписать все "показания". Ведь, как и 80 лет назад, признание у нас - "царица" доказательств, особенно когда с другими доказательствами туго.

Я считал, что с моей стороны это был рациональный поступок. Как это часто бывает в таких случаях, в обмен на признание вины я был отпущен из тюрьмы под домашний арест. Немногие готовы жертвовать здоровьем и годами жизни в борьбе с репрессивной системой. Ведь она неспособна, не умеет признавать своих ошибок. Как известно, человек, попавший в руки нашего правосудия, не имеет шансов на оправдание. Только вот то, что я называю "рациональностью", можно назвать и по другому - малодушием. Нельзя оговаривать себя, а тем более других людей, руководствуясь "рациональностью". Ведь мы это уже проходили в своей истории и не хотим, чтобы она повторялась.

У меня не хватило мужества сказать об этом в суде. Tрудно игнорировать прямые угрозы со стороны следствия, кровно заинтересованного в том, чтобы дело не развалилось. И если у меня больше не будет такой возможности, я надеюсь, уважаемый редактор, что Вы проявите гражданскую позицию и опубликуете в своем издании настоящее письмо.

В отличие от меня, Вам вряд ли грозит за это уголовное преследование (аудиозапись № 2). А иначе смерть Антона Фаерштейна окажется бессмысленной, еще одна жизнь окажется принесенной в жертву Молоху ради ведомственной статистики, показывающей успехи борьбы с коррупцией. Во вложении к этому сообщению - всего лишь пара аудиозаписей (они также выложены в YouTube, тэг - "дело Гайзера" или тема этого письма), сделанных мной в кабинете руководителя следственной группы по делу.

Записи не нуждаются в комментариях, за исключением, пожалуй, одного: угрозы следователя - обычное дело, но я полагал, судья не должна через следователя давать указания свидетелю как следует отвечать на вопросы защиты , и как давать показания, нужные обвинению. Разве не следует изображать хотя бы видимость непредвзятого суда? Или уже и этого не требуется?

"КП в Коми" не намерена публиковать расшифровки аудизаписей, поскольку не уверена в их подлинности.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также