2018-06-13T11:22:18+03:00

Суд по делу Гайзера: «Нас представляли пьяницами, дебоширами и идиотами», - Евгений Горчаков

Бывший главред газеты «Красное знамя» рассказал о том, как власти республики устроили травлю независимого СМИ
Евгений Горчаков дал показания в судеЕвгений Горчаков дал показания в судеФото: фото komikz.ru
Изменить размер текста:

В суде по «делу Гайзера» допросили Евгения Горчакова, который с 2007 по 2014 годы был главным редактором газеты «Красное знамя». По мнению следствия, издание пострадало от действий подсудимых за публикации, направленные против бывшего руководства Коми.

По словам свидетеля Горчакова, газета являлась независимой. В ней размещались материалы, посвященные социально-экономическим проблемам региона. Свидетель признал, что газета среди прочих размещала материалы в рамках госзаказа. По его словам, лишь последние два года — в 2013 и 2014 году — у газеты появился оппозиционный уклон. К этому времени власть уже предпринимала попытки выдавить газету с рынка.

- Против нас применялись различные методы давления. Невозможно сказать, кем. Я ощущал давление со стороны власти на себе, своих людях, на газете. Говорили, что замглавы Коми Алексей Чернов контролировал СМИ в республике. Со мной встречался он пару раз, но это было раньше, в году 2009-м, наверное. Мы обсуждали какие-то вопросы редакционных материалов. Пытались каким-то образом договориться сначала, - рассказал свидетель.

- Власть не устраивали какие-то материалы? - спросил прокурор.

- Не устраивали, с одной стороны. С другой стороны, опять же я говорю с чьих-то слов, им не важно было, что мы пишем. Важно было получить газету в свои руки.

- Им — это кому?

- Я имею в виду власть. Наверное, Чернову.

По мнению свидетеля, «Красное знамя» было единственной газетой, которая критиковала прежнее руководство республики, сообщает БНК. Свидетель считает, что власть в республике контролировала действия таких изданий, как «Комиинформ», БНК, газета «Панорама столицы», телеканал «Юрган».

- Например, на телеканале выходили передачи, которые были выгодны для власти, или передачи, которые бросали тень на нашу газету и отдельных ее журналистов. Из интернета брались мои не самые лучшие стихотворения, публиковались и затем широко обсуждались. Были другие вещи имиджевого характера, которые бросали тень на нас. Представляли нас пьяницами, дебоширами и идиотами. Какие-то из перечисленных изданий, я не помню сейчас, какие именно. Это происходило примерно с 2012 по 2014 годы, до этого все было нормально, - пояснил свидетель.

По его мнению, опубликование в муниципальной газете «Панорама столицы» стихотворения, в котором говорится о женщинах Сыктывкара, стало причиной того, что Горчакову стали угрожать «набить морду».

- Один из спикеров (власти - БНК) Михаил Брагин приглашал «поговорить по душам», защищая женщин Сыктывкара, - отметил Евгений Горчаков. - Как мне сказали, указание опубликовать стихи было от Марущака (бывший начальник управления информации администрации главы Коми Павел Марущак — ред.).

О связи с госдепом

Свидетель вспомнил, как на телеканале «Юрган» прошел сюжет, в котором фигурировал в сильно пьяном виде ныне покойный заместитель Горчакова Борис Суранов. По словам свидетеля, от Суранова ему известно, что он (Суранов - БНК) встречался в ресторане или кафе с Черновым, который и сделал видеозапись, попавшую в эфир.

Из вопросов свидетелю и данных попутно пояснений подсудимого Чернова следовало, что после увольнения Суранова из «Красного знамени» он работал в проектах Чернова.

По словам свидетеля, благодаря власти на «Юргане» появилась информация о связи журналиста Елены Шелест с Госдепартаментом США.

Из вопросов свидетелю от подсудимого экс-главы Коми Вячеслава Гайзера можно было узнать, что муж Елены Шелест работал в аппарате главы и правительства Коми и что Гайзер является крестным отцом ее ребенка.

Другим способом навредить газете, по словам свидетеля, было возбуждение отделом «К» МВД по Коми уголовного дела в отношении главного редактора за использование нелегального софта.

Из вопросов и пояснений подсудимого Чернова следует, что проверка отделом «К» редакции «Красного знамени» была плановой. В это же время проверялись и другие республиканские СМИ - о ее проведении республиканское агентство по печати накануне извещало все средства массовой информации Коми. Чернов заявил, что к аналогичной ответственности за использование нелегального софта было привечено агентство БНК.

Про Колегова и газету-клон

В ходе допроса выяснилось, что контрольный пакет в 51% акций ЗАО «Красное знамя» принадлежал Владимиру Губареву. В какой-то момент лидер националистической организации Алексей Колегов, который, по словам свидетеля, общался с Черновым, получил в дар 42% акций издания.

- Говорят, что он приобрел акции от людей, которые аффилированы с Черновым. Будучи акционером, Колегов приходил в редакцию, мешал работать, устраивал дебоши, акции с обливанием кетчупом, - вспомнил Горчаков.

К проявлениям давления со стороны власти на «Красное знамя» свидетель отнес «отрезание» рекламодателей.

- Размещать рекламу у нас боялись все крупные предприятия, за исключением, пожалуй, двух, которым было все равно. Не говоря уже о средних и мелких компаниях, которые зависимы от власти, - рассказал свидетель.

По мнению свидетеля, газете рекламу «отрезала» администрация главы и правительства Коми.

Давление власти на редакцию, по мнению свидетеля, выражалось также в создании похожей газеты «Красное знамя Севера». Она по дизайну до степени смешения была похожа на «Красное знамя» и была призвана оттянуть у него аудиторию.

- Примерно в 2009 году на встрече Чернов показывал мне телеграмму от лидера КПРФ Геннадия Зюганова с жалобой на нас, где обосновывалось то, что нужна такая газета, как «Красное знамя Севера». Чернов тогда мне сказал, что, если мы себя не будем хорошо вести, он запустит эту газету. И в итоге он ее запустил, - отметил Горчаков.

Газета-клон выходила три раза в неделю, подписка на нее была чуть ли не принудительной, заявил Евгений Горчаков.

«Зарубин-корпорейтед»

К экономическим способам уничтожения «Красного знамени» свидетель отнес выселение редакции из помещений Дома печати. При этом Горчаков в ходе допроса признал, что за аренду помещений и жилищно-коммунальные услуги редакция осталась должна республиканскому агентству по имуществу около 800 тысяч рублей, которые так и не выплатила.

По словам свидетеля, после потери рекламодателей у газеты копились долги, из-за которых газета и умерла.

- Власти давили на типографию, требуя продать долг. Типография прогнулась и продала наш долг. Ситуация была такая, что либо я подаю на банкротство, либо это делает кто-то другой, и на меня возбуждают уголовное дело за то, что я своевременно не стал банкротиться. Долгов было 8 млн рублей. Было понимание, что ситуацией могут воспользоваться недоброжелатели, - рассказал свидетель.

Прокурор затронул серию публикаций Сергея Сорокина в «Красном знамени» под общим названием «Зарубин-корпорейтед», в которых раскрывались многие сомнительные сделки с государственным имуществом, совершенные прежним руководством республики. По словам свидетеля, информацию им, скорее всего, слили бывшие сотрудники правоохранительных органов. Давление власти на газету после этих публикаций продолжилось, но не увеличилось, отметил экс-главред.

По словам свидетеля, в 2014 году у него было несколько встреч с Павлом Марущаком.

- На встречах мы обсуждали, что мы можем писать, а что не можем. У нас было некоторое потепление с властью. Учредителем было принято решение вступить в сотрудничество. Писать помягче, скажем так. Мне Губарев сказал, что лучше выйти из жесткой оппозиции и попробовать наладить сотрудничество, потому что жить в состоянии войны газета практически не может, - показал свидетель.

Про жадность Кудинова

На последнем заседании также был допрошен соучредитель строительной компании ООО «Деловой альянс» Сергей Ситников. Он, по сути, повторил то, что до него в суде рассказал его компаньон Александр Ольшевский, с которым они вместе владеют ООО «Деловой альянс», ООО «Город», «СВК» и другими фирмами.

Свидетель подтвердил, что за возможность ООО «Город» построить здание бизнес-центра, известного как Дом дружбы народов Коми, расположенного в непосредственной близости от здания правительства Коми, он передал наличными 45 млн рублей Игорю Кудинову, бывшему гендиректору ОАО «Фонд поддержки инвестиционных проектов Республики Коми».

По словам Ситникова, Кудинов ему сказал, что от «отката» ничего не полагается, при этом отметил, что 10 млн рублей из переданной суммы пойдут Алексею Чернову за помощь в получении земельного участка. В своих показаниях Ситников отмечал, что познакомился с Кудиновым, когда ремонтировал квартиру его родных. Ситников запомнил чрезвычайную жадность Кудинова, который при приемке работ все тщательно проверил с рулеткой, а при расчете сказал, что Ситников его все равно в чем-то обманул, хотя со стороны подрядчика все было честно.

Еще больше материалов по теме: «Дело Гайзера»

 
Читайте также