2018-12-07T16:37:23+03:00

Владимир Торлопов: «С 2008 по 2015 год я ежемесячно получал 1,5 млн рублей»

Деньги главе региона, а впоследствии члену Совета Федерации передавали Гайзер, Чернов, Орда и Ромаданов
На допросе Владимир Торлопов особо отметил, что не был обязан Зарубину избранием на пост главы Коми.На допросе Владимир Торлопов особо отметил, что не был обязан Зарубину избранием на пост главы Коми.Фото: komikz.ru
Изменить размер текста:

По «делу Гайзера» огласили протоколы допросов бывшего главы Коми Владимира Торлопова на предварительном следствии.

Экс-главу допрашивали с февраля 2016 года по начало 2017 года. До осени 2016 года Торлопов давал показания в качестве свидетеля, а позднее — как обвиняемый. Содержательным оказался допрос, который состоялся летом 2016 года.

На выборах опасались Спиридонова

В начале допроса свидетель указал, что желает дополнить ранее данные им показания, чтобы сообщить обстоятельства «получения денежных средств, не связанных с осуществлением трудовой деятельности». Торлопов поведал, как познакомился с Александром Зарубиным, Алексеем Черновым и Николаем Левицким. По его словам, с Зарубиным он первый раз увиделся в 1993-1994 годах, когда занимался профсоюзной деятельностью, а Зарубин был предпринимателем, пишет «БНК».

- Пообщавшись с Зарубиным и выслушав его взгляды на жизнь и развитие экономики, я, перейдя на работу в правительство республики, пригласил его в качестве своего помощника. При последующем назначении Зарубина на должность председателя Коми социального банка я давал ему рекомендации как грамотного специалиста в области экономики и финансов. В дальнейшем, занимая пост председателя Государственного совета Коми, я познакомился с Николаем Левицким (в 2003-2004 годы первый замглавы Коми – ред.), который на то время возглавлял какой-то банк. Примерно в тот период Левицкий познакомил меня с Алексеем Черновым, - рассказал он.

Свидетель особо отметил, что не был обязан Зарубину избранием на пост главы Коми.

- В 2001 году я выдвинул свою кандидатуру на пост главы Коми наряду с Юрием Спиридоновым. Финансирование моей предвыборной кампании осуществлялось различными предприятиями, причем официально они это не афишировали, так как опасались напрямую противопоставлять себя Спиридонову. Они опасались негативных последствий со стороны Спиридонова в случае, если я не буду избран. Я с полной уверенностью могу сказать, что заслуги Зарубина в моем избрании главой Коми не было, какой-либо существенной финансовой помощи с его стороны не оказывалось. Как только возглавил республику, я стал формировать команду для управления регионом. На то время после выборов множество людей, которые были в моей предвыборной команде, претендовали на высокие посты в органах исполвласти. Однако я, зная этих людей и их амбиции, придумал институт советников главы региона, - рассказал свидетель.

Как приятель стал советником

Торлопов отмечает, что с Павлом Ордой (замглавы Коми в 2004-2009 годы – ред.) его познакомили Левицкий и Зарубин в 2003 году, после того как он дал согласие на назначение на ключевые посты финансово-экономического блока органов исполнительной власти Коми людей из их команды.

С Валерием Веселовым Торлопова, по его словам, в 2005 году познакомил Зарубин. С Константином Ромадановым Торлопов, по его показаниям, познакомился в 2004-2005 годах через Чернова. Ромаданов консультировал Торлопова по вопросам энергетики. Евгения Самойлова Торлопову в 2007 году рекомендовал Илья Клебанов, который на то время был полномочным представителем президента России по Северо-Западному федеральному округу.

Чернова и Торлопова связывали общие политические интересы Фото: фото komikz.ru

Чернова и Торлопова связывали общие политические интересыФото: фото komikz.ru

По словам свидетеля, только с Черновым у него сложились дружеские отношения, поскольку их связывали общие политические интересы. С Зарубиным отношения он назвал приятельскими. Исключительно деловые отношения свидетель, по его признанию, поддерживал с Вячеславом Гайзером, Павлом Ордой и Константином Ромадановым.

Деньги получал каждый месяц

Торлопов указывает, что о существовании какого-либо ОПС, возглавляемого Зарубиным, ему известно не было. Лишь ближе к концу второго срока на посту главы Коми он стал понимать, что лица из команды Зарубина за счет своих должностей в органах власти причастны к завладению республиканской собственностью.

- Возвращаясь назад, после избрания в 2001 году меня главой республики, учитывая отсутствие у меня соответствующей квалификации и экономического образования, я состоял в доверительных отношениях с Зарубиным, пригласив его в свою команду управления регионом в качестве экономиста-финансиста, наделив его негласными полномочиями в экономической сфере, а также предоставив возможность приглашать и назначать на самые высокие финансово-экономические посты республиканской власти людей из его команды, которыми в дальнейшем явились Чернов, Гайзер, Одра и немного позднее Ромаданов. Я в свою очередь занимался исключительно политическими вопросами как на уровне региона, так и Российской Федерации. Таким образом, Зарубин стал неформально занимать высокое политическое положение в Коми, причем инициатива создания института советников главы республики действительно исходила от меня.

- Зарубин настоял, чтобы он стал советником. Через непродолжительное время после того, как Зарубин занял пост главного советника главы Коми, он сообщил мне, что у него есть кандидатуры для замены моих заместителей Юрия Колмакова и Евгения Лескина. Я дал свое согласие на замену. После этого на должности моих заместителей были назначены Николай Левицкий, Алексей Кабин и Павел Орда. После того как Зарубин уехал из республики и стал работать в группе компаний «Ренова», на его должность был назначен Алексей Чернов. Зарубин также пролоббировал назначение сначала на пост замминистра, а затем министра финансов Вячеслава Гайзера. Таким образом, Зарубин расставил на ключевые посты в экономической сфере своих людей.

Орда требовал откаты

В ходе допроса свидетель рассказал про деньги, получение которых не было связано с его трудовой деятельностью.

- Зарубин мне никогда не отказывал в финансовой помощи, то есть когда мне требовались денежные средства крупных размеров, он всегда передавал необходимые суммы, - вспомнил Владимир Торлопов.

По его словам, до 2007 года в бюджетах каждого региона существовала статья расходов для главы субъекта Российской Федерации, за расходы по которой не нужно было отчитываться.

- Выделение денежных средств на эту статью происходило на счет или наличными передавались по назначению или получались лично мной, расходовались также лично мной. Расходы главы при поездках, в том числе на личные цели, материальную помощь, поддержание социальных объектов. Затем на федеральном уровне эти статьи были запрещены, и у меня встал вопрос: откуда брать деньги на эти цели. Это я обсуждал с моим первым заместителем Павлом Ордой и министром финансов Вячеславом Гайзером, а также главным советником Алексеем Черновым. Они обещали проблему решить. Когда будут нужны деньги, они дадут все в нужном объеме. Так как расходы были систематическими, я получал ежемесячно 1,5 млн руб. Деньги мне передавал Орда, потом Чернов и два раза Константин Ромаданов. Сумму они определили сами. Если мне были нужны дополнительные суммы, в основном на представительские расходы, я говорил Орде и Чернову, после чего они передавали мне деньги. Я понимал, что источники этих средств незаконны, получались в результате «откатов» за госконтракты от коммерческих структур. Однако вопросов о происхождении денег ни Орде, ни Чернову я не задавал. Мне жаловались представители коммерческих структур, в основном из дорожного строительства, на Орду, который требовал откат. После этого я спрашивал у Орды об этих сведениях, он это отрицал. Таким образом, деньги в размере 1,5 млн руб. я ежемесячно получал с 2008 года по 2015 год, когда задержали Чернова, Гайзера и других.

По словам Торлопова, только с Черновым у него сложились дружеские отношения. С Зарубиным отношения он назвал приятельскими. Фото: komikz.ru

По словам Торлопова, только с Черновым у него сложились дружеские отношения. С Зарубиным отношения он назвал приятельскими.Фото: komikz.ru

При этом тратил их по своему усмотрению, как на личные нужды, так и представительские расходы, поскольку был членом Совета Федерации, на увлечения, загранпоездки и личные потребности. Недвижимость на эти деньги не приобретал. Эти деньги я получал за то, что не вникал в дела, которые они вели на территории республики Коми, по большей части за общее покровительство и попустительство. Поскольку до 2010 года являлся их непосредственным руководителем, как глава Коми, и на этом посту мог принимать решения по пресечению их противоправных действий, освободив их от должностей в органах исполнительной власти. И будучи сенатором, я закрывал глаза на их деятельность, связанную с распоряжением республиканским имуществом и бюджетными деньгами.

Деньги мне передавали Гайзер, Чернов, Орда, Ромаданов и другие вышеуказанные лица как в моем кабинете, так и в их кабинетах. Это было в здании главы и правительства Коми. Сейчас я раскаиваюсь в своем бездействии и попустительстве и готов давать показания о незаконном денежном вознаграждении от Зарубина, когда я был главой и членом Совета Федерации.

Также в ходе различных допросов Торлопов пояснил, что он и его родственники не имеют недвижимости за границей.

Ромаданову не доверял Гайзер

Также в суде частично дал показания Вячеслав Гайзер. Он сообщил, что не доверял Ромаданову. В начале 2015 года он обращался в прокуратуру с запросом о законности доходов Ромаданова. На его обращение был получен ответ о том, что проведенная проверка Ромаданова каких-либо финансовых нарушений не выявила. В конце 2014 года Гайзер, по его словам, предупреждал Ромаданова, что после выборов в сентябре 2015 года он будет менять состав правительства и им придется расстаться. Ромаданов отреагировал на это спокойно. 18 сентября 2015 года — за день до своего ареста Вячеслав Гайзер подписал указ об увольнении Ромаданова.

В суде дала показания руководитель юридической компании «Советник» Наталья Моторина. Она не признает себя виновной полностью. Она рассказала, что ее компания дважды объективно оценивала акции Зеленецкой птицефабрики, что сделки купли-продажи долей ООО «Автоцентр» (юридическое лицо гостиницы «Авалон» в Сыктывкаре) были обычными, о взятке от Самойлова она ничего не знает. Подсудимая заявила, что на предварительном следствии оговорила себя и других, подписывала, не читая, протоколы допросов, составленные следователем. Женщина рассказала, что какой-то период была под стражей, а два месяца просидела в одиночной камере. В этот период, по словам подсудимой, она стала забывать свое имя и научилась разговаривать с птицами.

Моторина объяснила причину изменения показаний тем, что ее «совесть заела».

Еще больше материалов по теме: «Дело Гайзера»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также