2019-08-02T16:03:38+03:00

Юлия Пинежанинова: «Лучший поиск – тот, которого не было».

Гость номера «КП-Авиа» – активист поисково-спасательного движения «Лиза Алерт» в Сыктывкаре.
Гость свежего номера журнала «КП-Авиа» – активист поисково-спасательного движения «Лиза Алерт» Юлия Пинежанинова. Фото Андрея Станиславского.Гость свежего номера журнала «КП-Авиа» – активист поисково-спасательного движения «Лиза Алерт» Юлия Пинежанинова. Фото Андрея Станиславского.
Изменить размер текста:

В международный день пропавших без вести, 30 августа, во всем мире вспоминают не вернувшихся домой людей. От исчезновения не застрахован никто. Участник регионального поисково-спасательного движения «Лиза Алерт» Юлия Пинежанинова рассказала «КП-Авиа», по каким причинам пропадают люди и что делать, чтобы обезопасить себя и близких от подобных случаев.

ДОСЬЕ

Юлия Пинежанинова

Родилась в Сыктывкаре, окончила сыктывкарский лесной институт. Занимает должность главного специалиста в сыктывкарском Центре психолого-педагогического и информационно-методического сопровождения. Замужем, воспитывает двух дочерей.

Поисковая операция – это не только расклейка ориентировок и посты в соцсетях, это сложное разветвленное мероприятие, в котором каждый поисковик – винтик, помогающий спасти пропавшего человека. Фото Андрея Станиславского.

Поисковая операция – это не только расклейка ориентировок и посты в соцсетях, это сложное разветвленное мероприятие, в котором каждый поисковик – винтик, помогающий спасти пропавшего человека. Фото Андрея Станиславского.

– Юлия, как вы попали в поисковый отряд?

– Я всегда испытывала потребность помогать другим людям, например, онкобольным детям. Это тяжело, понимая, что чаще всего ребенку уже не помочь. Однажды в соцсетях я увидела пост о добровольцах в поисках пропавших людей. Мимо такого я, конечно, пройти не смогла. Это была «Лиза Алерт».

В Республике Коми организация существует с 2017 года. Первый филиал отряда появился в Печоре. Сергей Назаров задумался о необходимости создания «Лиза Алерт» в регионе после того, как его родственника помогли найти поисковики из Кирова. Потом к отряду подключились активисты из Сыктывкара. За два года мы стали настоящей семьей.

– Чем в отряде занимаетесь вы?

– Поисковая операция – это не только расклейка ориентировок и посты в соцсетях, это сложное разветвленное мероприятие, в котором каждый поисковик – винтик, помогающий спасти пропавшего человека. Любой человек в отряде выполняет важную функцию: есть «Школа «Лиза Алерт» (профилактическая работа в школах), есть направления регистрации (запись всех участников поиска), радиосвязи, картографии, медицины. Во время подобных поисков даже привлекаем кинологов, используем лошадей. Также есть группа по работе со СМИ: поисковики, сообщая ориентировки журналистам, не нарушают законы конфиденциальности, не сообщают информацию, которая может повредить семье пропавшего.

Сначала приходит заявка по горячей линии или на личный телефон инфорга. Любой поиск «Лиза Алерт» начинается после подтверждения факта заявления в полиции.

Сначала приходит заявка по горячей линии или на личный телефон инфорга. Любой поиск «Лиза Алерт» начинается после подтверждения факта заявления в полиции.

– Нужно ли сдавать экзамен по своему направлению?

– Конечно. Это и тесты, и учения в природной среде. Экзамены проводятся для того, чтобы убедиться, что поисковики верно понимают методики работы. Ребят, которые только пришли в отряд, мы всегда с удовольствием приглашаем на занятия для новичков, рассказываем правила отряда, учим одеваться на поиски и работать с компасом и рацией. В Москве регулярно проводятся форумы, где каждый желающий может обогатить свои знания и обменяться опытом.

– С чего начинается работа отряда?

– Сначала приходит заявка по горячей линии или на личный телефон инфорга. Любой поиск «Лиза Алерт» начинается после подтверждения факта заявления в полиции. Только так отсеиваются ситуации, в которых наша помощь не нужна, например, человек скрывается от закона, либо его ищут из-за долгов, родители могут устраивать разборки из-за ребенка и т.п. Далее работает алгоритм: сбор информации, прозвон медучреждений, распространение информации в соцсетях и активный поиск.

– Существуют ли какой-то регламент работы отряда?

– «Лиза Алерт» не имеет юридической регистрации, не принимает денежные средства. Ключевые правила отряда – сухой закон и соблюдение собственной безопасности: надо всегда быть на связи – сообщать инфоргу, что вы выехали, доехали, уехали или приехали с поиска. Если этого не сделать, то не стоит удивляться, что поисковики будут звонить всем вашим родственникам и вскоре постучатся в ваше окно.

Ключевые правила отряда – сухой закон и соблюдение собственной безопасности.

Ключевые правила отряда – сухой закон и соблюдение собственной безопасности.

– Сколько длится поисковый день?

– Ровно столько, сколько требуется на то, чтобы проверить все возможные местонахождения пропавшего. Это может быть три или 10 дней, а можно найти человека через 15 минут после выхода на задачи.

– Идти в лес опасно?

– Опасно идти в лес неподготовленным. Мы часто в группах напоминаем правила поведения в лесу. Как показала практика, среди найденных людей много тех, кто отлично знает лес, в котором заблудился, но не подготовился правильно. Такая уверенность может стоить жизни.

– Почему пропадают люди?

– Часто уходят из дома дети и подростки, при этом возраст «бегунков» снизился уже до 7 лет. Избежать этого просто: общайтесь со своим ребенком, вникайте в его проблемы – контакт с ребенком и взаимопонимание обеспечат ему те условия, из которых он не захочет уходить. Пожилые люди уходят и не могут вернуться домой из-за проблем с памятью. Они нуждаются в заботе и постоянном внимании со стороны близких.

Часто уходят из дома дети и подростки, при этом возраст «бегунков» снизился уже до 7 лет. Избежать этого просто: общайтесь со своим ребенком, вникайте в его проблемы.

Часто уходят из дома дети и подростки, при этом возраст «бегунков» снизился уже до 7 лет. Избежать этого просто: общайтесь со своим ребенком, вникайте в его проблемы.

– Расскажите про личный опыт поисков потерявшихся людей.

– В прошлом году 8 мая к нам упала заявка: пропал 80-летний дедушка. Накануне он вышел из дома и не вернулся. Тревогу забили его внуки, которые не смогли с ним связаться. Утром 9 мая объявили сбор на поиски. То есть моя семья собирается на парад, а я еду искать дедушку.

Мы с родственниками и двумя добровольцами приехали к дому пенсионера. Пока я ставила задачи, к нам подошел мужчина и попросил показать ориентировку. Минут пять он ее рассматривал и вдруг говорит: я знаю, где он находится. Конечно же, нам не верилось, что все может быть так просто, но проверить мы обязаны. Мужчина сел в машину к внукам, а мы поехали за ними. Едем и понимаем, что расстояние-то немаленькое для 80-летнего старика и район совершенно для внуков незнакомый.

Когда мы подъехали к какому-то дому, я думала у меня выскочит сердце от волнения: «Главное, чтобы был наш! Главное, чтобы свидетель не обознался!». Первыми в квартиру зашли родственниками, я – за ними, и тут же услышала возгласы: «Ура! Это наш дедушка! Живой!». Он лежал скрюченный на диване непонятно в чьей квартире. Мы сразу же вызвали скорую. Пока ждали, я вышла на улицу, где гуляла детвора и на скамейке сидели две женщины: «За дедом приехали?», спрашивают. Я: «Да, а вы откуда знаете?». Ответ меня шокировал: «А он вчера целый день валялся в детской песочнице». У меня в глазах помутнело: «Так почему не вызвали скорую? Его ищут вторые сутки… ». И снова жестокая правда жизни: «Мы думали, он алкаш, проспится, встанет и уйдет…».

Я дождалась скорую, обняла дедушку, попрощалась с родственникам и поехала догонять свою семью, День победы все-таки…

– Сколько сейчас в Сыктывкаре активистов «Лиза Алерт»?

– Костяк – порядка 25 человек: те, кто помогает расклеивать ориентировки и занимается непосредственно поиском. Этого мало, так как у многих активистов случаются непредвиденные обстоятельства (рабочая смена, ребенок заболел, командировка), поэтому на поиск в выходной день могут выдвигаться не более 10 человек. Но если бы костяк составлял, например, сто человек, то и на поиск в будний день могло бы выйти большее количество людей, чем сейчас. Сами понимаете, сколько бы шансов появилось у «потеряшек».

Опасно идти в лес неподготовленным. Мы часто в группах напоминаем правила поведения в лесу. Как показала практика, среди найденных людей много тех, кто отлично знает лес, в котором заблудился, но не подготовился. Такая уверенность может стоить жизни.

Опасно идти в лес неподготовленным. Мы часто в группах напоминаем правила поведения в лесу. Как показала практика, среди найденных людей много тех, кто отлично знает лес, в котором заблудился, но не подготовился. Такая уверенность может стоить жизни.

– Нарисуйте портрет активиста отряда?

– Возраст активиста – от 18 до 120 лет (смеется). В отряд входят врачи, учителя, менеджеры, но профессия – это ведь не главное. У нас все равны. Важно, чтобы было желание помогать, время найти всегда тяжело. Многие жертвуют выходными, чтобы участвовать в поисках. Но важно соблюдать баланс в поисковой работе, чтобы не перегореть.

– Хватает ли волонтеров?

– Надо понимать, что волонтеры работают бесплатно. И расходы, которые при этом возникают, – забота самих участников. Да, нужно привлекать больше людей к этой важной деятельности. Вроде бы желающих помогать много. Но люди думают, что они не смогут принести пользу. А ведь это не так. Даже те, кто помогает в расклейке объявлений, очень нас выручают.

– Как взаимодействуете с правоохранительными органами?

– Отношения с полицией хорошие, доверительные. Спасибо им за это огромное. В ближайшее время будет подписано соглашение по взаимодействию с МВД. В полиции есть база данных, стражи правопорядка могут рассказать о некоторых случаях с пропавшими подробно. Например, может оказаться, что пропавший – опасный преступник. Искать такого человека добровольцев мы, конечно, не отправим.

Иногда полиция в отдаленных районах не идет на контакт, но факт подачи заявления есть, а ситуация, по вводным, не терпит отлагательств. Приступаем к поиску без общения с полицией. Например, в прошлом году с Жешарта убежали две девочки, добрались до Ярославля, но на нас участковый так и не вышел. Но мы понимаем, что два подростка идут по трассе и медлить нельзя. Тогда все закончилось хорошо.

– Часто ли вам отказывают в просмотре камер видеонаблюдения в торговых точках или кафе?

– Чаще отказывают, чем идут навстречу. Как правило, просят показать запрос от полиции. Но о каком запросе идет речь, если потерялась бабушка и счет идет на минуты?! Но мы до последнего ждем оперативника, чтобы посмотреть запись с камеры, которая может очень помочь в поиске. Обнадеживает, что в тех городах, где «Лиза Алерт» существует давно, людей, которые готовы идти на контакт, становится больше. Конечно, когда мы в шестой раз приедем снимать запись с камеры в кафе, куда в предыдущие пять раз заявлялись с полицейскими, там уже вопросов у работников не возникает.

– Что нужно для того, чтобы стать добровольцем «Лиза Алерт»?

– Самое главное – желание помочь ближнему. Ни связи, ни известность, ни деньги, ни самая лучшая охрана не могут защитить человека от исчезновения. Статистика – вещь упрямая: ежегодно в России пропадают без вести порядка 120 тысяч человек. Около четверти – пропавшие дети. В группе «ВКонтакте» каждый может наблюдать за работой добровольцев и оказывать им помощь. Также там размещена специальная анкета, где можно оставить свои контакты для руководителей отряда.

Во время поисков даже привлекаем кинологов, используем лошадей.

Во время поисков даже привлекаем кинологов, используем лошадей.

– Юлия, какая самая важная вещь должна быть у человека, который вдруг потерялся?

– Спасти жизнь может простой телефон, даже если человек не умеет им пользоваться в полной мере. Установите на него приложение, позволяющее определить местоположение владельца, и следите за уровнем заряда батареи, а также за тем, чтобы телефон был всегда у вашего родного человека с собой.

– Что делать человеку, если он понял, что потерялся?

– Лучший поиск – это тот, который не состоялся, а самый быстрый – поиск человека, который знает, как правильно действовать, если он потеряется. Поэтому первое, что нужно сделать, – остановиться и оставаться на месте. Если есть возможность, сообщить родным, что он потерялся, и сообщить свое местонахождение. Это можно сделать при помощи смартфона и наличия связи. Если связи нет, то позвонить по номеру 112.

– Как ваша семья относится к тому, что по выходным вас не бывает дома? Как вы находите время?

– Конечно, приходится жертвовать личным временем, ресурсами, в том числе и финансовыми, и вниманием близких. Моя семья потихоньку привыкает к моей добровольческой деятельности. Мужу надо памятник поставить (улыбается). Я сама не понимаю, откуда берутся силы и время, но я успеваю работать, делать уроки вечерами с ребенком, заниматься домашними делами. При желании можно найти время на все, что хочешь.

Только цифры

С 2017 года в поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» поступило 170 заявок. По найденным, слава богу, больше живых. В прошлом году – 89 заявок: 59 человек были найдены живыми. В этом году – 57 заявок: 32 человека найдены живыми, 7 – погибли.

Alert!

Добровольческий поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» начинает свою историю осенью 2010 года, когда в Орехово-Зуеве пропала четырехлетняя Лиза Фомкина со своей тетей. На призыв о помощи откликнулись сотни волонтеров, несколько дней они занимались обширными поисками, которые не принесли результата. Лизу нашли только на десятый день, тетю днем ранее – обе скончались от переохлаждения. Активисты не успели всего на один день.

Название организации происходит от имени погибшей девочки и английского слова alert (в переводе — «сигнал тревоги»). Прототипом названия объединения также стала международная система оповещения AMBER alert.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также