2019-11-05T21:42:56+03:00

«Я и сейчас смогла бы взлететь»: интервью с Галиной Дубровской

Первая в Коми летчица провела в небе 8000 часов
Галина Анатольевна - невероятно позитивный человекГалина Анатольевна - невероятно позитивный человекФото: Наталия БЕШКАРЕВА
Изменить размер текста:

В советские времена из Сыктывкара в разные уголки республики и России пассажиры летали на Ан-2 и Ан-24, управляла которыми первая в Коми женщина-летчик Галина Дубровская. Вторым пилотом, а затем командиром воздушного судна она провела в небе 8 000 часов! О первом и последнем полете, о поселившемся в сердце чувстве небесного счастья и вере, что самолеты будут ассоциироваться только с хорошими новостями Галина Анатольевна рассказала «КП-Коми».

15 минут до Корткероса

Сыктывкар в 50-е годы, вспоминает детство Галина Дубровская, был маленьким, деревянным и домашним. Ребятишки грезили о небе и каждый день бегали к аэродрому. Сложно представить, но тогда вдоль взлетки росла картошка и паслись козы, а в день военно-воздушных сил людей катали на самолетах бесплатно!

– Родителей окружали активисты, комсомольцы, и это очень сильно повлияло на мои мечты. Я по-детски была влюблена в друга семьи – летчика Михаила Голобородов. Он играл на аккордеоне и сажал меня на колени. Связанный с авиацией дядя Саша однажды смастерил мне деревянный самолетик с колесиками, хвостовым оперением, пропеллером из жестянки. Это была моя любимая игрушка! – вспоминает Галина.

В школе девочка посещала аэроклуб при ДОСААФ Сыктывкара. Затем выпускница училась летать и прыгать с парашютом в Кирове. Первый самостоятельный полет прошел за штурвалом Як-18а.

Галина Дубровская показывает на игрушечном самолетике, как проходил ее первый полет Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Галина Дубровская показывает на игрушечном самолетике, как проходил ее первый полетФото: Наталия БЕШКАРЕВА

– Запустила двигатель, взлетела, обернулась и вспомнила, что я одна в кабине без «папы»-инструктора, который мог бы помочь. От волнения чуть не выполнила перелет – едва не посадила самолет не там, где положено. На ВПР (Высота принятия решения. – Прим. авт.) ушла на второй круг, выполнила очередной заход и приземлила Як-18 точно в цель! Ко мне бегут ребята, девчата, инструктор, кричат: молодец! Это было ощущение небесного счастья. Его невозможно передать, оно до сих пор во мне живет, – вспоминает летчица.

После аэроклуба сыктывкарка выдержала огромный конкурс в калужскую летно-техническую школу, а затем приехала на родину, где стала членом большой семьи лётного отряда. В советское время местная авиация переживала расцвет – невидимая глазу авиасеть окутывала всю республику.

– На Ан-2 мы летали в Корткерос, целых 15 минут! Садились, набирали пассажиров и дальше – Борогодск, Нившера, Усть-Кулом, Усть-Нем, Помоздино, Троицко-Печорск, Ижемский район. Перемещались во все уголки Коми и европейской части России, – гордится Галина Анатольевна.

Фото из личного архива Галины Дубровской

Фото из личного архива Галины Дубровской

«Ну зачем ты пошла в авиацию»

Представительницу прекрасного пола в отряде приняли тепло, но некоторое время относились настороженно. Да и немудрено – в 70-е годы в Союзе по пальцам можно было пересчитать женщин-водителей авто, не говоря уже о летчицах.

– Иногда звучали беззлобные высказывания «Ну зачем ты пошла в авиацию, не женское это дело». При этом мужчины устраивали негласные соревнования под кодовым названием «Помочь Галочке». Было, конечно, всякое. Один летчик как-то высказал: «Женщина на корабле – быть беде». Ребята его сразу обрезали: «Да ты что! Вон Галка как у нас хорошо работает. Ты с ней полетай, еще посмотрим, кто выйдет победителем из той или иной ситуации», – рассказывает Галина Анатольевна.

Летчица ушла на пенсию совсем рано, чтобы почаще видеть детей Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Летчица ушла на пенсию совсем рано, чтобы почаще видеть детейФото: Наталия БЕШКАРЕВА

Тем не менее, коллеги всегда спешили на выручку летчице и окружали вниманием с избытком. Из всех бравых мужчин в форме Галина выбрала скромного штурмана Валерия Дубровского. Они прожили вместе 36 лет и подарили миру двоих детей. В 2010 году штурман ушел из жизни после продолжительной болезни.

Страх и трагедии

Полеты, когда приходилось действовать на пределе физических и эмоциональных возможностей и выходить из трудных ситуаций победителем запомнились летчице больше всего.

– Мне нравилось летать в сложных метеоусловиях: например, гроза, ты видишь на локаторе светящиеся точки грозовых облаков и направляешь борт аккурат между ними. Или во время сильного бокового ветра выравниваешь самолет при посадке и аккуратно припечатываешь его к бетонной полосе, – рассказывает летчица.

Фото из личного архива Галины Дубровской

Фото из личного архива Галины Дубровской

Страха не было, эта эмоция неприемлема для летчиков. Но на земле при анализе полетов иногда закрадывалась тревога – а вдруг?..

– Не у всех заканчивалось все хорошо. Брат мужа Владимир Дубровский был командиром Ту-134, который потерпел крушение под Сыктывкаром летом 1986-го из-за пожара на борту. Эта авиакатастрофа унесла жизни 54 человек! Владимир остался инвалидом и больше никогда не летал, – вспоминает она.

Авиация, красота и… баночка варенья

Женщина в авиации в первую очередь была летчицей, а уже потом представительницей прекрасного пола. Галина сознательно отказалась от косметики, сережек и маникюра, юбку заменила на брюки – все эти приметы женского мира шли вразрез с понятием удобства. Единственное железное «нельзя» в авиации – запрет носить обручальные кольца. Это табу написано реальными трагическими случаями.

– Еще в училище после полетов мы с грузовых машин спрыгивали на землю. Одна девушка зацепилась обручальным кольцом за железную конструкция на борту и… потеряла палец, – вспомнила летчица.

31 октября летчице исполнилось 70 лет. Но, если честно, даже не верится. Глаза и улыбка выдают ее вечную внутреннюю молодость Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

31 октября летчице исполнилось 70 лет. Но, если честно, даже не верится. Глаза и улыбка выдают ее вечную внутреннюю молодостьФото: Наталия БЕШКАРЕВА

Еще в советские времена существовало особое понятие «слетанность экипажа»: командир, второй пилот, штурман, бортмеханик должны были с полувзгляда понимать друг друга, прям как разведчики в фильмах про войну.

– Когда экипаж слетан, то вероятность ЧП уменьшается. Конечно, в советское время было немало трагедий, но тем не менее слетанность давала право чувствовать себя защищенным. Ты думал – да, с этими я точно долечу, – отмечает Галина Анатольевна.

Слетанность была невидимой защитой и для пассажиров. Ведь многих пилотов жители маленького Сыктывкара знали в лицо. Когда летчики шли по салону (на Ан-24 выход проходил между рядов), в благодарность за полет пассажиры протягивали рыбу или баночку с ягодами – очень трогательно!

Небо не отпускает

В 1990 году Галина Дубровская была в авиации уже 25 лет. В свои 40 решила уйти на пенсию, чтобы чаще видеть детей.

– Последний полет совершила спокойно. Коллеги удивились: «Галочка, ты чего нас покидаешь?». Ответила, что уступаю дорогу молодым. Ребята проводили пышно, скинулись на кухонный гарнитур «Дубровчанка», о котором мечтала, и пыжиковую шапку, – рассказывает летчица.

После Галина Анатольевна еще десять лет отработала в авиационно-технической базе. На заслуженном отдыхе не скучает – встречается с коллегами, много гуляет. Но громкие новости о трагедиях в небе тревожат душу.

– Дилетанты с утра до вечера обсуждают каждое действие или бездействие экипажа. Я смотрю на это как профессионал. Мы с коллегами ставим во главу угла одно – комиссия разберется, до этого свои предположения оставим. Очень много негатива, надо больше о хорошем говорить, – считает Галина Анатольевна.

Фото из личного архива Галины Дубровской

Фото из личного архива Галины Дубровской

Сегодня Галина Анатольевна не летает уже почти 30 лет, а небо снится но ночам, не отпускает. Как-то давно она летела в Ухту пассажиром. К ней подошел бывший коллега, командир борта и спросил: «Галочка, хочешь с нами в кабину?».

– Я зашла и разревелась. Даже сейчас помню эти чувства. Вышла и больше никогда в кабину Ан-24 не заходила, хотя могла. Иногда меня спрашивают: «А ты бы смогла взлететь сейчас?». Смогла бы! Это, наверно, в каждого летчика крепко вросло.

КСТАТИ

Галина Дубровская – не единственная женщина-пилот в Коми. В страницы истории региональной авиации вписаны имена пилотесс Ан-2 и Як-40 Анны Вальтер и Валентины Николаевой, вертолетчицы Ольги Матвеевой. После ухода Галины Анатольевны на пенсию больше ни одна женщина не рискнула примерить роль пилота на местных авиалиниях.

Что за праздник?

2 ноября 1929 года приказом Управления Всероссийского общества «Добролёт» была утверждена авиалиния Архангельск – Усть-Сысольск. Эту дату принято считать днем рождения гражданской авиации в Коми.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Первый летчик республики и герои неба: пять наивных вопросов о коми авиации

В истории нашего воздушного флота есть много интересных страниц (подробности).

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также