Премия Рунета-2020
Сыктывкар
+13°
Boom metrics
Общество9 мая 2020 14:00

«Глаз не мог забыть своей Магдалины»: интинец Иван Чернуха отправился в лагеря вслед за любимой после войны

После двух ранений на фронте старший сержант чуть не погиб при встрече с бандеровцами
Павел АРХИПОВ
Иван Антонович Чернуха на параде (справа). Инта.

Иван Антонович Чернуха на параде (справа). Инта.

В День 75-летия Великой Победы «Комсомольская правда-Коми» вспоминает вместе с жителями республики истории о разрушительной силе войны, о творившемся в те непростые времена беспределе, о невероятных судьбоносных решениях людей, воевавших за наше будущее, за мирное небо над головой.

В этом материале - воспоминания уроженца Харькова Ивана Чернухи, который вторую половину жизни прожил в Инте. Иван Антонович в 1941 году ушел фронт добровольцем в 919 стрелковый полк МВД, несмотря на то, что имел бронь. А после войны волею судеб (на самом деле по любви) оказался далеко на севере. Он многое прошел, много претерпел и сумел остаться крайне жизнелюбивым человеком. Низкий ему поклон.

Дошагали до Смоленска

Как и все харьковчане, дыхание войны ощутил буквально в самый первый день войны. Немцы бомбили Киев. Чуть погодя пришла очередь Харькова, стратегический город, немцы ведь прекрасно знали, что именно выпускает тракторный завод и поставили себе цель завод этот уничтожить. Разрушений было столько, что и вспомнить страшно.

Служить меня направили на смоленское направление старшим сержантом, и как многим, мне довелось хлебнуть лиха. Случалось, познакомишься на привале с человеком, перекуришь, перебросишься парой слов, поделишься последним сухарем, адресами обменяться не успеешь и снова в бой. А потом ты живой, а новый знакомый твой лежать в земле остался...

Иван Антонович Чернуха. Фото из семейного архива семьи.

Иван Антонович Чернуха. Фото из семейного архива семьи.

Потерь не считали тогда, невозможно было сосчитать. Так и до Смоленска дошагали, последний редут перед Москвой. Жаркие бои шли под Смоленском, кровь рекой лилась. В Ярцевском районе возле аэродрома в бою меня ранили в ногу. Знаете, что чувствует человек, когда его настигает пуля? Это все равно, что тебя со всего размаху дубиной огрели. Это только в кино бывает, что в тебя целую обойму выпустили, а ты все равно идешь и идешь на врага, а потом только картинно падаешь, разбросав руки. В жизни не так все, удар - и ты на земле.

Не солдат - директор

Около года пролежал в госпитале, оттуда перебросили на Изюм-Барвенковское направление, где при строительстве переправы через реку был контужен и снова попал в госпиталь, после лечения уже демобилизовали по ранению.

В 1944 году я добрался до Иваново-Франковска и осел там, но уже не солдатом, а директором сразу двух молочных заводов. Специалистов моего профиля не хватало, а жителей освобожденного города и области кормить надо было. Главный завод был в самом городе, второй, в глубинке, километрах в 30-ти от него.

Тогда я столкнулся с так называемыми бандеровцами. Приехали мы завод принимать, осмотрели, поинтересовались, куда продукция завода идет, оказалось, что завод просто-напросто на бандитов работает. На обратном пути они нас уже ждали, с десяток подвод с вооруженными людьми. Повели к главному. Тот вопрос за вопросом, про оружие, зачем приехали, кто такие и так далее.

– Чего разговаривать с ними, - несется с подвод, - в расход их и домой пора, темнеет.

– Я сегодня крови вот так наелся, - отвечает главный. Пусть живут.

Вот так меня смерть стороной снова обошла.

Любовь на севере. Моя Магдалина.

А вот на север в Инту меня привела не война, а любовь. Одна из сотрудниц как-то пригласила меня на свой день рождения. Прихожу я туда с цветами, при параде и среди гостей вижу ее. Мою Магдалину. Красоты невиданной, увидел и обомлел... В тот же вечер в любви признался.

Семейное фото: сверху - дети Любовь, Анатолий, Оксана, снизу - Магдалина и Иван.

Семейное фото: сверху - дети Любовь, Анатолий, Оксана, снизу - Магдалина и Иван.

А через несколько дней мою возлюбленную невесту со всей семьей, якобы как «бандеровцев», из города выслали, в Иркутск что ли. А еще спустя какое-то время и меня за связь с «бандеровкой» арестовали.

Уже гораздо позже мы были реабилитированы, но тогда я начальника тюрьмы сам просил, мол, и меня в лагеря отправляйте, в Иркутск. Глаз не мог забыть своей любимой.

Просьбу удовлетворили, отправили в… Печору. Я тогда едва смог связаться со своей возлюбленной - повезло. А потом написал и самому Ворошилову, Председателю Президиума Верховного Совета в ту пору. Описал ситуацию и, видимо, письмо до него все-таки дошло.

Ей ко мне разрешили приехать, мы встретились снова. А чуть позже и расписались. Потом была Инта, 20 лет работы на шахте «Капитальная» и уже на пенсии 16 лет диктором-радистом радиоузла при Дворце спорта «Шахтер». И знаете, несмотря на все пережитое, я все-таки счастливый человек!

Иван Антонович прожил долгую жизнь и ушел от нас в 88 лет, в 2000-ом году. Магдалина опередила мужа на 9 лет, умерла в 1991 году. Иван Антонович практически каждый день ходил к жене на кладбище.

http://www.kp.ru/share/i/4/1917414/big.jpg

http://www.kp.ru/share/i/4/1917414/big.jpg

Вместе с Магдалиной они воспитали троих детей: Любовь, Анатолия и Оксану. Многие, кто знал Ивана Антоновича в Инте, до сих пор вспоминают его жизнелюбие, доброе отношение к людям и удивительное чувство юмора. Вечная память!

*** В материале использованы отрывки статьи интинской газеты «Искра» от 1 октября 1996 года.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Плечом к плечу сражались русские, украинцы, коми, татары»

Уроки стойкости и невероятного мужества, переплетение судеб и любовь к Коми земле — в рассказах о жителях села Усть-Лыжи Усинского района Николае и Павле Ануфриевых (подробности)