Общество8 октября 2021 12:00

Невидимые существа и загадочные нападения: охотники Коми – о встречах с хозяевами лесных избушек

О том, как жить по соседству с суседко знают промысловики Илыча
Подготовлено по материалам книги краеведа Галины Уляшевой «Там, где течёт Илыч».
Вид на Илыч с возвышенности Маркочук. Фото: музей «Родное Приуралье»

Вид на Илыч с возвышенности Маркочук. Фото: музей «Родное Приуралье»

Много мест есть по Илычу, где местные наблюдали загадочные явления раньше. Да и сейчас порой случается что-то необычное. Особенно много быличек и рассказов ходит среди охотников, чаще истории связаны с ночёвкой в лесу. Не зря говорят, в лесных дебрях свои хозяева властвуют, человек там – всего лишь гость. Как утверждают старожилы, даже в охотничьей избушке есть свой невидимый дух – суседко. Нередки случаи, когда он давал о себе знать охотникам-промысловикам, заночевавшим в лесной избушке.

Промысловая избушка. Фото: музей «Родное Приуралье»

Промысловая избушка. Фото: музей «Родное Приуралье»

Не всегда рад гостям

Давным-давно промысловик Иосиф, живший на Вадзеге, пошёл в очередной раз на охоту. В тот день ему пришлось прошагать много вёрст по тайге. Сильно уставший, решил охотник переночевать в одной из лесных избушек. Как обычно, приготовил ужин, поел и прилег отдохнуть на нары, повернувшись лицом к стене, вспоминает его дочь Агрофена Иосифовна.

Растворова Аграфена Иосифовна. Мать 12 детей. Фото: музей «Родное Приуралье»

Растворова Аграфена Иосифовна. Мать 12 детей. Фото: музей «Родное Приуралье»

Вдруг услышал, как на печке что-то зашуршало, и прямиком это нечто направилось в сторону охотника. А затем что-то тёплое, мягкое прижалось к охотнику, обняло его. Будучи человеком осторожным и осмотрительным, охотник, укладываясь спать в лесной избушке, всегда клал в изголовье свой охотничий нож. Охотник пригрозил невидимому существу: «Сейчас же уходи, иначе, если ещё хоть раз приблизишься ко мне, заколю!» Как только произнес он эти слова, вновь тихо что-то зашуршало в сторону печки. Охотник поднялся вслед за ним, подскочил к печке и всё истыкал ножом вокруг, приговаривая: «Чтоб никогда не смел ко мне приходить и меня тревожить!»

– Смелым человеком был мой отец, крепкое было у него сердце, не каждый мог выдержать такое, – говорит Аграфена. – Хорошим был и охотником, всегда везло.

Дед Аграфены – тоже охотник-промысловик, частенько говорил Иосифу, когда тот приносил белок на 3-4 штуки больше, чем он сам: «Лешакыс тэныд тувъялö» («Сам леший тебе, наверное, забивает»). Так он скупо хвалил своего сына и одновременно гордился им.

Деревня Верхняя или Большая Вадзега (р. Илыч). Фото: В. и Е. Тепловых. 1938 год. (Из архива музея природы Печоро-Илычского заповедника).

Деревня Верхняя или Большая Вадзега (р. Илыч). Фото: В. и Е. Тепловых. 1938 год. (Из архива музея природы Печоро-Илычского заповедника).

Владеет всеми языками

Выше Укъю, примерно в 30 километрах, протекает Гриша-ёль. Если от этого ручья по пасу углубиться в лес на 12 километров, то можно выйти на просеку, которая носит название Пöртъя прöсек. Когда-то здесь была буровая, работала экспедиция, которая на просеке оставила большой котёл – пöрт. Отсюда и пошло название местечка, где стоит лесная избушка.

Живёт, говорят, в этой лесной избушке суседко. Не раз случалось, рассказывали еремеевские промысловики, которым волей-неволей приходилось ночевать там, что Он (только так они величают хозяина избушки) обижал их, не давал им спокойно отдохнуть. То одеяло скинет с них, то дрова раскидывает под нары, на порог или же выбрасывает их через дверь на улицу. Один раз даже ночью одному охотнику пришлось уйти с той избушки.

А дело было так. Пришёл он в избушку поздним зимним вечером, растопил печь, сварил ужин себе, накормил собак, которые тут же, в избушке, заночевали, сел на нары, собираясь прилечь отдохнуть. Тут резко открылась дверь и Кто-то чётким, ясным голосом по-коми (видимо, невидимые духи говорят на том языке, на котором разговаривает охотник) произнёс: «Встань и уходи отсюда! Это не твой дом, нечего тебе тут делать и не тебе здесь жить!». Голос был настолько громким, чётким, что у охотника волосы встали дыбом. Оделся быстро и покинул эту злосчастную избушку. И, самое интересное, вспоминал позднее охотник, собаки никак на голос никак не отреагировали.

Суседко-женщина

Когда-то в верховьях реки Анью (левый приток Илыча) стояла охотничья избушка. Старые люди говорили, вспоминал промысловик с 50-летним стажем Константин Иванович Попов, что в этой избушке суседко была женщиной, потому что охотник, построивший эту избушку, возвращался всегда с охоты в прибранную и протопленную избушку. Может, потому и речка, что протекала рядом с избушкой, получила название Анью (Ань в переводе с коми женщина, хозяйка, ю – река). Впадают в Илыч две речушки: Малая и Большая Анью.

Промысловая «керка» - избушка против устья р. Большая Анью. 1935 – 1937 г.г. Фото: из архива музея природы Печоро-Илычского заповедника

Промысловая «керка» - избушка против устья р. Большая Анью. 1935 – 1937 г.г. Фото: из архива музея природы Печоро-Илычского заповедника

Забыл попросить разрешения

Есть на Илыче Яков керка (избушка Якова). Построил её в своё время известный в наших краях охотник-промысловик Попов Яков Александрович. Избушка считается новой, несмотря на то, что стоит уже не один десяток лет. Раньше Яков керка стояла чуть выше нынешней избушки. Именно в той избушке суседко частенько давал о себе знать людям, которые там останавливались на ночлег. Однажды заночевал там охотник из Еремеево. Тот день выдался для него слишком уж тяжёлым, к тому же из капкана ушла куница. Целый день гнался за ней охотник, но так и не смог добыть зверя. Зашёл в избушку и от досады даже выругался. Поужинав, решил прилечь, отдохнуть немного. И тут услышал очень мелодичную трель, как будто птичка запела (а дело было зимой). И в тот же момент почувствовал, как будто рогами кто-то уперся ему в грудь, словно огромный бык. Страшно стало, неуютно как-то, не по себе. Так он и просидел на нарах до утра, не сомкнув глаз.

Охотник Попов Яков Александрович. Фото: музей «Родное Приуралье»

Охотник Попов Яков Александрович. Фото: музей «Родное Приуралье»

– Кто это был, – говорит охотник, – до сих пор неясно, но очень уж было мне страшно тогда. Может быть, хозяину лесной избушки не понравилось, что, зайдя в избушку, я выругался, а может быть, я в расстроенных чувствах забыл попросить у хозяина разрешения переночевать в его избушке.

Можно договориться

Историю эту в своё время слышал еремеевец Прокопий Иванович Бажуков от Якова Александровича Попова. Пришёл зимним вечером Яков в свою избушку, затопил печь, накормил собак, поел сам. Перед тем, как лечь отдохнуть, закрыл юшку. Только задремал, как юшка с грохотом вылетела. Встал охотник, закрыл юшку и снова прилёг. Снова с грохотом кто-то отбросил в сторону юшку. Вставил снова охотник на место юшку, но и в третий раз она была кем-то невидимым отброшена на пол. Выругался тогда в сердцах на суседко Яков Александрович: «Что же ты не даёшь отдохнуть уставшему человеку?» И тут двери открылись, и над речкой, закованной льдом, звеня, как будто колокольчик, полетело к противоположному берегу невидимое существо.

Суседко с характером

Если подняться выше на 55 километров по реке Сарью, а затем углубиться в урочище ещё на девять километров, встретится на пути лесная избушка близ болота – нюрдокерка, которую построил охотник из Еремеево. Живёт там суседко, мало кого встречает гостеприимно, чаще обижает. Однажды, а было это в 1980 году, остановился там на ночлег охотник, построивший эту избушку. Только прилёг он отдохнуть, накрывшись пиджаком, как Он сдёрнул с него пиджак и выкинул на порог. «Главное, в таких случаях, – говорит охотник, – не показывать, что тебе страшно. Вот и тогда, когда с меня кто-то сдёрнул пиджак, я сказал: «Тебе хорошо, ты здесь живёшь. А я целый день ходил по лесу. Сюда же пришёл отдохнуть. Поэтому прошу, не обижай меня, дай спокойно отдохнуть». Больше его до самого утра никто не тревожил.

Река Сарью. Фото: музей «Родное Приуралье»

Река Сарью. Фото: музей «Родное Приуралье»

Тропа духов не для человека

В Печоро-Илычском заповеднике, ниже кордона Укъюдин, примерно в 7 километрах справа по течению, чуть выше Золотого ёля, есть небольшой березняк. Когда-то на месте этих берез стояла на живописном берегу Илыча лесная избушка. Несмотря на предостережения стариков, построил её здесь молодой охотник. А ему говорили, что на том месте, где он собрался строить избушку, проходит тропа лесных духов, и те всё равно не дадут ему жить в этой избушке. Не послушал стариков молодой охотник, даже посмеялся над ними. И вот избушка готова. Любо-дорого было на неё смотреть. Да и внутри избушки было просторно, светло. «Теперь можно и отдохнуть»: поужинав, молодой человек собрался прилечь отдохнуть, но, вспомнив предостережения стариков, решил на всякий случай закрыть двери изнутри.

Ровно в полночь двери с шумом распахнулись, подуло холодом. Охотник встал, закрыл двери. Но все было напрасно: не успевал он закрыть двери избушки, как невидимая сила вновь открывала её. Так продолжалось почти до самого утра. Понял молодой человек, что правы были старики, зря не прислушался к их совету. Решил тогда гордец сжечь эту избушку: коль самому там не жить, так пусть никому не достанется. Нанёс сушняка, подлил керосина и поджёг. Но огонь не брал избушку. Молодому человеку пришлось отступить. Так ни одну ночь и не поспав в своей новой избушке, он ушёл из этих мест. И никто больше не пытался остановиться в ней, все обходили её стороной. А лесная избушка в гордом одиночестве ещё долго стояла на берегу Илыча, пока совсем не сгнила и не развалилась от времени.

Домик не для слабонервных

В 14 километрах выше Укъюдина в Печоро-Илычском госзаповеднике находится Листовка. Раньше там стоял чуть подальше от нынешней избушки небольшой рубленый домик. Пришлось однажды в том домике заночевать Алексею Васильевичу Попову (в то время он занимался сбором налогов). Добирался до Листовки на лыжах. Шёл почти целый день и сильно устал. Зайдя в избушку, затопил печку, приготовил ужин. Поел сам, накормил собак и решил прилечь отдохнуть. Как в любой лесной избушке почти под самым потолком было прорублено маленькое окошечко. Обычно на ночь его закрывали дощечкой. В тот раз Василий Алексеевич как всегда прикрыл отверстие. Но так и не удалось ему отдохнуть в ту ночь: какая-то невидимая сила с большим шумом откидывала дощечку и бросала её на пол. Собаки взвыли. Трижды пытался закрыть окошечко Алексей, и трижды кто-то отбрасывал дощечку. Решив, что кто-то подшучивает над ним, вышел Алексей Васильевич на улицу, обошёл вокруг избушку, но никого не встретил. Не было и никаких следов на снегу.

Позднее эту избушку перевезли в Еремеево. Но там она вскоре сгорела. Так никто и не смог попользоваться этой постройкой.

После смерти душа осталась в избушке

Охотился когда-то по речке Когиль горбатый старик из Сойвы. И была у него избушка на Когиле. Избушки там давно уже нет, а место, где она стояла, так до сих пор и называется Гöрба Öльöк (в переводе с коми горбатый Алексей).

Спускались однажды с Когильских лугов колхозники и остановились переночевать в той избушке. Все легли спать: кто на лавку, кто на нары. Одной из женщин не хватило места, и она легла под лавку. Когда все уснули, она услышала шорох за печкой, а потом увидела, как оттуда вылезает старичок очень маленького роста. Одет он был в старинную охотничью одежду. Молча вышел старичок из избушки, а через некоторое время зашёл обратно и исчез за печкой. Наверно, сам хозяин лесной избушки показался в ту ночь женщине.

Подарок от суседко

Не раз случалось, что суседко, полюбив того или иного человека, делал ему «подарок» – заплетал красиво тоненькую косичку на затылке. Старики говорили, что эту косичку надо оставлять, ни в коем случае нельзя срезать, иначе будут преследовать человека несчастья, а обиженный хозяин наделает в отместку такие колтуны на голове, что их нельзя будет расчесать ничем и спастись от них можно будет лишь в том случае, если человек пострижется наголо.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Ах ты, лодка дырявая!»: учёный из Сыктывкара выпустил словарь бранных коми слов Как забористо матерятся коми, узнай тут (подробности)