2019-03-16T15:25:20+03:00

Денис Рассыхаев и Светлана Малькова: Бенефис в жизни и творчестве

20 лет вместе на сцене и в быту, в театре и на кухне
Супруги воспитывают троих детей. Фото Ильи МаловаСупруги воспитывают троих детей. Фото Ильи МаловаФото: Предоставлено "Комсомолке"
Изменить размер текста:

Вместе на сцене и в быту, в театре и на кухне – и это на протяжении 20 лет совместной жизни и творческой деятельности. Любящие супруги и по совместительству ведущие артисты Государственного академического театра драмы им. Виктора Савина (а может, и наоборот) рассказали в мартовском номере журнала «КП-Авиа» о роли театра в семейной жизни, профессиональных стремлениях и березовых вениках. С артистами побеседовала Юлия Леготина.

Лучший партнер

– Ребята, на сцене театра драмы вы уже около 20-ти лет. Расскажите, что привело вас в театр?

Светлана Малькова: Я заканчивала педучилище в Сыктывкаре. Однажды к нам на встречу пришла Галина Питиримовна Лыткина (актриса театра им. Савина, заслуженная артистка РСФСР – Прим. авт.) и обмолвилась, что летом будет набор в театр: «Приходите, особенно те, кто знает коми язык». Параллельно я сдавала госэкзамены в училище, работала вожатой в детском лагере и приехала на 1-й тур прослушивания в театр. Там мы с Денисом и увидели друг друга. Я не сразу обратила на него внимание, а он, наоборот, заметил меня, особенно я понравилась ему на сцене. Говорит, его поразило то, какая я была напористая, смелая и открытая. В составе комиссии был Александр Соломонович Клейн, он меня здорово отругал за то, что я читала все с книжки. Я попросила прощения, объяснила, что все силы брошены на госэкзамены, не было времени выучить что-то дополнительно. За меня заступился актер Михаил Красильников: «Хорошая девочка, надо брать, два языка знает. Светка, спой!» И я спела песню на стихи Виктора Кушманова, который тоже сидел в комиссии. Все пути сошлись.

"Сначала я не замечала Дениса, мы дружили, я его звала братиком. А потом оценила, какой он крепкий, верный и любящий" Фото: Из личного архива героя публикации

"Сначала я не замечала Дениса, мы дружили, я его звала братиком. А потом оценила, какой он крепкий, верный и любящий"Фото: Из личного архива героя публикации

И сразу мы подружились со старшим поколением, очень их любили, они нам помогали. Именно театральные «старики» стали мне говорить, почему я не замечаю Дениса, ведь он так на меня смотрит. А я, действительно, не замечала, мы дружили, я его звала братиком. А потом оценила, какой он крепкий, верный и любящий.

Денис Рассыхаев: В театр меня привел случай. Я не задумывался о театре, хотел поступить на психолога, к этому и готовился. Учительница увидела объявление о наборе в театр, она предложила, я и пошел. Помню, до экзамена оставалось три дня, а я ничего не готовил. Приехал из деревни, пришел в театр, не понимаю, что происходит: все ходят с умным видом и читают. На первом этапе я что-то прочел и все в комиссии почему-то смеялись, после этого сказали, что я могу на второй и третий этап не приходить. Ну, ладно, я так и понял. Нет, говорят, вы не поняли, мы вас берем. В общем, поначалу серьезно к театру не относился, хотел быть психологом, уже потом понял, что театр – это все, а психология – только одна из граней театрального искусства.

– Когда вы пришли в театр, какое представление было об актерской профессии?

С.М.: Было такое же представление, как у всех: красиво, легко, нарядные платья, парики, ты летаешь по сцене, но не тут-то было – такая пахота, которая продолжается и по сей день. Каждый выход на площадку – экзамен, постоянное самоедство, все время анализируешь, живешь сегодня в одном образе, завтра – в другом, бесконечная работа над собой. Когда мы шли в театр, мы это не совсем понимали. Сейчас, когда работаем со студентами (супруги преподают в республиканском колледже искусств – Прим. авт.), в них видим себя, какими были 20 лет назад.

В театре мы познакомились с удивительными актерами: Галина Лыткина, Михаил Костромин – это были боги площадки, они умели захватить зал просто одним своим выходом, одним словом, одной позой так, что зритель бился в восторге. Нашими педагогами по речи были Лидия Цивилева и Людмила Оборина, эти актрисы – образец того, как надо работать.

– Расскажите о своем первом выходе на сцену.

С.М.: Почти сразу же после поступления в театр мы с Денисом как комиговорящие стали играть в дипломном спектакле режиссера Виктора Напалкова «Олам-вылам» двух молодых людей, только что окончивших школу и оказавшихся перед трудным выбором. В спектакле был такой момент: я прихожу к бабушке с дедушкой и горько рассказываю о своих проблемах. В зале сидели мои педагоги из педколледжа, я посреди сцены помахала им рукой и вернулась обратно плакать. Влетело же мне потом! Я на всю жизнь запомнила, что так делать нельзя.

Денис Рассыхаев: В театр меня привел случай Фото: Из личного архива героя публикации

Денис Рассыхаев: В театр меня привел случайФото: Из личного архива героя публикации

Д.Р.: Сейчас трудно вспомнить ощущения перед первым выходом на сцену. Наверное, как и у всех: сердце стучит, под ложечкой скребет, коленки трясутся. С этим же спектаклем мы поехали в Ыб на гастроли, а там сцена маленькая, мы неопытные, просчитать все не можем. В финале спектакля мы со Светой танцуем вальс, во время танца я споткнулся и упал на нее. Кулисы просто тряслись от смеха актеров.

– Вам, как супругам, наверняка несложно играть любовь? Как часто это происходит?

С.М.: Играть любовь друг к другу, конечно, несложно. Сейчас я играю в спектакле «Утиная охота» героиню, которая испытывает чувства к персонажу Дениса, а он к ней – не особенно. Вообще, пожалуй, любовь мы играли только в том первом спектакле «Олам-вылам».

Д.Р.: Как это, а «Мывкыд парма»? Но чаще, конечно, да, любовь друг с другом не играем. Хотя мне работать со Светланой очень удобно – это же лучший партнер, мы друг друга знаем, как облупленных. Достаточно посмотреть друг на друга – и уже понятно, что делать дальше.

– Как влияют роли на вашу жизнь?

С.М.: Учителя нам говорили, что сцена и театр – это одно, а жизнь – это другое. Ты пришел в театр, надел это пальто, но, уходя, надо его снимать. У меня не получается, я очень долго выхожу из роли, дня два-три, а то и неделю. Лавра (героиня военной драмы «Эшелон» по пьесе М. Рощина – Прим. авт.), например, очень крепко засела. Хотелось жить по-настоящему, нельзя в спектаклях о войне что-то изображать, хотя в профессии вообще нельзя ничего изображать. Я по-настоящему испытываю боль в животе, когда играю в «Короле Лир» (роль Реганы, которую отравляет ее сестра – Прим. ред.), по-настоящему уползаю со сцены. Но надо держать себя в руках, чтобы не сойти с ума в каких-то спектаклях. Но есть и веселые моменты – Ханума (героиня одноименной музыкальной комедии – Прим. авт.) из меня тоже не уходит, запросто могу дома ее «включить».

Д.Р.: Есть период, когда спектакль из тебя выходит, и это, конечно, отражается на семье – иногда в лучшую сторону, иногда в худшую, но потом все приходит в норму. Когда роли трагические, депрессивные, работает подсознание, ничего с этим поделать не можешь. Нам повезло, что мы работаем вместе, мы знаем оба, что это такое. Поэтому сдержанно терпим.

С.М.: Денис в этом смысле мудрее.

Д.Р.: Света более экспрессивна, дома бывает весело. Но мы профессионалы, друг друга понимаем, поэтому все быстро уходит.

– Какую роль вы считаете наиболее удачной? Ваш любимый спектакль, в котором играли?

С.М.: Я все спектакли люблю. Бывает трудно, например, в «Короле Лир». Всегда же смотришь с оглядкой на зрителя, приглашенный режиссер поставит и уедет, а нам с этим жить. Какие-то жесткие моменты не принимались, пока мы вместе с режиссером Линасом Зайкаускасом вместе не нашли оправдание каждому поступку моей героини.

Был замечательный детский спектакль «Брысь!» о брошенных животных, который ставил Сергей Сушенцев. Я этот спектакль забыть не могу, до сих пор текст помню. Мне кажется, это тот материал, который должен быть в театре. Потому что сейчас так много жестокости, легко можно обидеть старика, детей, можно выкидывать из окна животных… А еще спектакль «Мывкыд парма». Я играла ведьму, но ведьму, которая так любит и делает ради своего любимого все.

Д.Р.: Мне кажется, это большая беда, когда начинаешь понимать, что ты удачен, что ты сделал роль на сто процентов, что она получилась блестяще. Тогда ты погибаешь как творец. Я не могу назвать роли, которыми я бы был полностью удовлетворен. Но всех своих героев люблю, по-другому нельзя – любого, положительного или отрицательного, надо оправдать.

Больше сотни

– Театр – это живой организм. Как вы все, Артисты, уживаетесь в одном доме? Яркие, ранимые, каждый со своим характером?

С.М.: А именно поэтому здесь и хорошо. Мы ссоримся, миримся, но случись что, мы встанем горой за своих коллег. Все варимся в одном котле, все заняты одним любимым делом. Мы семья. Во всяком случае, для меня это так.

Денис Рассыхаев: я не считаю, что театр – это семья. Театр – это профессия, это работа. Семья – это дом. Я различаю эти вещи. Театр – это не только здорово и не только праздник, театр – это призвание. Фото Ильи Малова Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Денис Рассыхаев: я не считаю, что театр – это семья. Театр – это профессия, это работа. Семья – это дом. Я различаю эти вещи. Театр – это не только здорово и не только праздник, театр – это призвание. Фото Ильи МаловаФото: Предоставлено "Комсомолке"

Д.Р.: А я не считаю, что театр – это семья. Театр – это профессия, это работа. Семья – это дом. Я различаю эти вещи. Театр – это не только здорово и не только праздник, театр – это призвание, которое очень много может дать обществу.

С.М.: Денис, мне должно быть комфортно на работе, а иначе я не могу творить. В состоянии противостояния, злобства я не умею работать, мне надо обязательно, чтобы существовала гармония, тогда мы сделаем все вместе.

– Есть ли у вас какая-то творческая мечта?

Д.Р.: Что бы мне действительно хотелось попробовать в актерской профессии – это сыграть Отелло. Я примерно нахожусь в возрастной категории этого персонажа и знаю, что потом будет поздно.

Если совсем размечтаться, то мне как режиссеру хочется создать свой идеальный театр, где можно смело и свободно разговаривать со зрителем. Нельзя сказать, что Сыктывкар – театральный город, здесь сложно открыто творить. Хотя место не столь важно, сцена может быть где угодно – на площади коврик постели и сыграй, но так, чтобы тебя услышала площадь. Хочется реализоваться, хочется, чтобы был зритель. У нас в Сыктывкаре зачастую приходится делать то, что нужно зрителю, точнее, искать баланс между своим видением и зрительским ожиданием. А чем больше город, тем шире его кругозор, тем проще найти пространство для творчества.

– Денис, у тебя сначала было актерское направление, потом перешел в режиссуру. Почему?

Д.Р.: Снова случай. Сидел на кухне, открыл ноутбук, увидел, что принимаются заявки из регионов, заполнил анкету, отослал и забыл.

А через четыре месяца мне позвонили и пригласили на экзамены. Если серьезно, то за 20 лет работы в театре я сыграл около ста ролей и в какой-то момент почувствовал, что мне меня как актера не хватает: я многое сказал и ощутил нехватку средств для выражения, они обусловлены границами роли. А хочется высказываться шире, я понял, что у меня начинается творческая клаустрофобия. Режиссура – это выход из такого состояния, режиссер проигрывает все роли в своем спектакле, и в каждой он отражает свое мнение.

Веники на кассе

– Кто у вас в семье актер, а кто режиссер?

Д.Р.: В семье режиссер – Светлана Валентиновна. Она наш очаг, она распределяет все домашние роли, а я в семье отвечаю за досуг – она не умеет отдыхать.

– Вы можете представить себя людьми нетворческой профессии? Кем, например?

Д.Р.: А как в любой профессии без творчества? Если исключить профессии, связанные с искусством, я знаю, что я хороший повар, я люблю готовить, это моя страсть. Люблю фантазировать, открывать новые рецепты. Прекрасно себя вижу шеф-поваром в своем ресторанчике. Второе, к чему есть тяга – это медицина.

С.М.: Я родилась и выросла в селе, была первой помощницей у своих родителей. Так что могла бы отвечать за животных, быть фермером – мне это знакомо.

– У артистов всегда много поклонников и поклонниц. Как вы с этим справляетесь?

С.М.: Мы с ними дружим.

Д.Р.: Скажу словами Тригорина из чеховской «Чайки»: «Или вы преувеличиваете мою известность, или она никак не ощущается». Свете поклонники дарят березовые веники, потому что знают, что она баню очень любит.

С.М.: Началось с того, что как-то я шла по улице, а мне навстречу – мужчина, широко улыбается, хватает меня, поднимает и говорит:

«Я так тебя люблю, мне так нравится, как ты работаешь!» Поставил меня на место и ушел. С тех пор мы с ним дружим, он оставляет для меня веники на кассе, поздравляет в соцсетях со всеми праздниками.

Желание жить

– У вас трое детей, и вся семья творческая.

С.М.: Я ни с одним из детей не выходила в декретный отпуск. Старший сын Петр появился, когда мы были студентами колледжа искусств. Ребенок вынужден был приходить на репетиции и спектакли. До четырех лет он был с нами, а потом сказал, что в театр он больше не придет никогда и до десяти лет держал слово. Дочь Анна родилась, когда мы учились в Ярославском театральном институте. Туда я ее не привозила, конечно, но все равно она росла со мной за кулисами. Очень помогали коллеги – наш реквизитор Елена Вячеславовна Ситник, зав. труппой Ангелина Максимовна Пувкоева.

"Наши дети участвовали в спектаклях" Фото: Из личного архива героя публикации

"Наши дети участвовали в спектаклях"Фото: Из личного архива героя публикации

С младшим сыном Иваном произошло точно так же. Дети даже участвовали в спектаклях, так что их не надо было притягивать к творчеству за уши, они в нем выросли.

Петр очень творческий человек, но пошел по другому пути, потому что любит быть один, шумное общение не приносит ему удовольствия. Он придумывает компьютерные игры, а учится на плотника. Анна и Иван учатся в гимназии искусств при главе Республики Коми, дочь – по классу фортепиано и на вокале, сын – барабаны и вокал.

– Чем занимается ваша большая семья в выходные и в отпуске?

С.М.: Отпуск стараемся проводить на юге, мы люди северные. Не так давно общими усилиями построили дом, дети нам помогали, как могли. Выходные чаще всего проводим дома, смотрим фильмы. Любим ходить в сауну и баню.

Д.Р.: На самом деле, выходной бывает, дай бог, один раз в месяц – кроме работы в театре, мы преподаем на театральном отделении колледжа искусств. Поэтому не хочется растрачивать драгоценное время. Каждый час хочется провести рядом – за настольными играми, просмотром фильмов. Хорошее было время – карантин, вся семья вместе.

– Какие радости дает актерская профессия?

Д.Р.: Желание жить. Чем больше жизней мы проживаем на сцене, тем больше жажда жить. Конечно, иногда очень устаешь и думаешь: «Лучше б я работал на заводе с 9 до 6 пятидневкой», а потом два дня посидишь на карантине – и уже чего-то не хватает: надо куда-то бежать, почему нет студентов, что делать?

С.М.: Как это что? Варить вкусные супы и печь торты.

Досье

Денис Рассыхаев. 37 лет

Актер, режиссер, педагог. Родился в с. Усть-Кулом. Окончил театральное отделение республиканского училища искусств, Ярославский государственный театральный институт по специальности «актёр театра и кино», режиссерское отделение театрального института им. Щукина. На сцене театра им. Савина сыграл около ста ролей и поставил несколько спектаклей, среди которых антиутопия «Зверь» и эпическая феерия «Снегурочка. Live». Лауреат государственной премии Правительства РК. Хобби: рыбалка, поварское искусство, коллекционирует подстаканники.

Светлана Малькова. 41 год

Актриса, педагог. Родилась в с. Сторожевск Корткеросского района. Окончила педучилище им. И.Куратова, республиканское училище искусств, Ярославский государственный театральный институт. Лауреат государственной премии

Правительства РК, Заслуженный работник РК. За 20 лет на сцене театра драмы

им. Савина сыграла более 70 ролей. Хобби: лыжи, садоводство, собирает открытки из разных стран и городов, которые шлют выпускники и друзья.

Супруги воспитывают троих детей.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «КП-Авиа»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также