2019-06-11T09:59:30+03:00

«Санитары избили инвалида, а потом упекли в психушку»

Друзья сыктывкарца Александра Агеева возмущены той травлей, которую на него устроили на работе
Поделиться:
Комментарии: comments1
Александра Агеева после конфликта на работе 30 мая забрали к психбольницу и оставили на принудительном лечении до 14 июняАлександра Агеева после конфликта на работе 30 мая забрали к психбольницу и оставили на принудительном лечении до 14 июняФото: Наталия БЕШКАРЕВА
Изменить размер текста:

Для знакомых житель Сыктывкара Александр Агеев внезапно исчез на все майские праздники. В апреле он еще выходил на работу в Коми республиканскую станцию по борьбе с болезнями животных, а потом пропал. Обзвон полиции, больниц ничего не дал. Лишь 8 мая Александр с чужого телефона сообщил давней подруге: «Меня жестоко избили санитары «скорой», готовят к операции и хотят положить в психушку».

«Защитите меня»

– Узнав, что с ним случилось, я проревела весь день, – говорит Жанна Звигинцева, которая дружит с ним около 20 лет. – У Александра нет родных. Он инвалид по психическому заболеванию, но с рабочей группой. На станции, где он работает дворником, его хотят сократить, он, естественно, несогласен. За это начальство устроило на него настоящую травлю. 30 апреля, зная, что у Александра проблемы с психикой, его специально вывели на эмоции, вызвали полицию, «скорую»… После этого, пытаясь насильно госпитализировать, его сильно избили, а потом увезли в психушку. Только потому, что ему срочно потребовалась операция, и его привезли в обычную больницу, он смог сообщить через других больных, где находится.

Мы навестили Александра Агеева после операции в Эжвинской городской больнице. В двухместной палате к нему, опасаясь, что Александр сбежит, приставили санитара из психиатрической больницы. Но поведение мужчины не вызвало у нас никаких опасений в его неадекватности. Он давал логические ответы, вполне разумно обращался к журналисту с просьбой помочь.

– Защитите меня, пожалуйста. Полицейские и санитары избили, угрожают отобрать квартиру, на работе сокращают, – просит Александр и, разволновавшись, прячет слезы.

На чьей стороне суд?

Избиение и помещение в психушку – результат конфликта дворника-инвалида Александра Агеева и его прямого начальника Татьяны Бурнадзе, руководителя Республиканской станции по борьбе с болезнями животным. У каждого из них своя позиция. Поэтому кто умалчивает о неприятных моментах, а кто обеливает свои поступки, можно лишь догадываться.

Как говорит Александр, 30 апреля он пришел на работу как обычно рано. В 6.50 уже был на месте – переоделся, взял инструменты и вышел на территорию. Накануне, 29 апреля, он проиграл суд по трудовому спору и был, мягко говоря, на взводе.

С ноября 2018 года по январь 2019-го он по просьбе Татьяны Бурнадзе убирал кабинеты ветеринарной клиники, но обещанную ей оплату за это не получал. Главный аргумент, из-за которого Агеев проиграл суд, – мол, никто не видел, что руководитель просил дворника взять дополнительные обязательства по уборке помещений. Поэтому, как рассудил суд, делал он это по доброй воле. Сама же Татьяна Бурнадзе говорит, что все дополнительные работы ему всегда оплачивались и отмечены в зарплатной квитанции как «расширение зоны обслуживания» и «интенсивность».

На записи наблюдения не найти

В общем, на следующий день взбешенный Александр с утра стал пинать оградки на клумбах, стучать лопатой по забору. И, как говорит Татьяна Бурнадзе, едва она вышла из машины, как дворник накинулся на нее.

– Я не успела и слова сказать, как он бросился на меня с лопатой, начал грязно материться, угрожал облить кислотой и кричал, что у него есть справка от врача и ему за это ничего не будет. Я молчала, а он от этого еще больше заводился. Не знаю, кто вызвал полицию и «скорую», возможно, из соседнего дома. Но когда те приехали, Агеев в лицо санитаров распылил перцовый баллончик, бросился на полицейского, покусал его, – вспоминает Бурнадзе.

В каморке у дворника, по словам Татьяны Бурнадзе, полицейские нашли топор и ножи. «Вы понимаете, они ему совершенно не нужны для работы. Он их принес специально. Честно, я боюсь за свою жизнь», – призналась она.

По словам Александра, у него от переживаний поднялось давление, он потерял над собой контроль, поэтому врачи «скорой» посоветовали ему взять больничный. Но, как говорит Агеев, руководитель ему в этом отказала. А приехавшая психиатрическая «скорая» и полиция не дали инвалиду спокойно уйти домой. Вместо этого в его рабочей каморке, по его словам, над ним учинили расправу и жестко избили.

– Меня схватили за шею и стали бить головой об пол. Но на камерах видеонаблюдения этого не найти. Они есть по всему периметру станции, но там, где моя каморка, их нет. Меня хотели увезти в психиатрическую больницу. Я сказал, что не поеду. Мне скрутили руки, вытащили во двор и еще час держали в скрюченной позе, пока полицейские разговаривали с начальством, – рассказывает Александр об унизительной ситуации.

Впрочем, доказать факт избиения Александра Агеева уже невозможно. В тот день, когда мужчину привезли в Эжвинскую психиатрическую больницу в окровавленной одежде, медперсонал и не подумал отправить его на медэкпертизу. Давняя знакомая Александра Наталья Семяшкина, когда после праздников сумела его разыскать и навестить в больнице, ужаснулась его внешнему виду:

– Половина лица пожелтела и опухла, на ноге был глубокий порез. Саша жаловался, что с трудом двигает челюстью. Я сфотографировала эти травмы, но, к сожалению, снимки уже не могут служить доказательствами избиения. При этом врач больницы подтвердила, что Александр поступил с этими травмами, – рассказала Наталья Семяшкина.

На теле Александра Агеева после того, как санитары насильно забирали его с рабочего места в больницу, и спустя полмесяца не прошли синяки. Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

На теле Александра Агеева после того, как санитары насильно забирали его с рабочего места в больницу, и спустя полмесяца не прошли синяки.Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Опасный сотрудник

Когда мы связались с Татьяной Бурнадзе, чтобы узнать детали происшествия 30 апреля, услышали в ее словах неприкрытую злость.

– Вы знаете, что Агеев находится в больнице? – поинтересовались у нее.

– Пусть там лежит! А мне какое дело до этого? – сразу отрезала Татьяна Петровна. Впрочем, дальше ей вопросов задавать практически не приходилось. Казалось, что у нее давно накипело и ей хотелось найти того, кто встанет на ее сторону. Разногласия с разбирательствами в суде между дворником и руководителем ветстанции случались и раньше. Но конфликт перешел в открытую фазу, когда Агеева решили сократить.

– Он как дворник выполнял половину нормы, потому что территория у нас маленькая, и за это получал зарплату больше 20 тысяч рублей! Это и премия, и доплата за интенсивность и за расширение зоны обслуживания. Но он этого не понимал, – объясняет свою позицию Татьяна Бурнадзе. – Сейчас зарплата в бюджете маленькая, и водители говорят, что готовы сами убирать территорию. Я ведь не только его сокращаю, я партию специалистов сократила уже в декабре прошлого года. А он со слезами на глазах умолял: не сокращайте, я любую работу буду делать. Но когда он достал уже выше головы этим бессовестным отношением, я его поставила под сокращение. Ну не нужен нам дворник. Мы сокращаем его со всеми выплатами, а не выставляем за ворота.

Однако для Александра ситуация с угрозой увольнения обернулась психическим срывом и принудительным лечением в больнице.

Помогли запрятать?

Для Александра то, что его месяц положили в «психушку», возможно, не очень-то странно. Он к такому раскладу привык и при необходимости, чувствуя обострение, сам ложится туда. Но в этой истории есть основания подозревать, что человека еще постарались спрятать в «психушку», чтобы одновременно избавиться от связанных с ним проблем.

По закону, поместить человека на принудительное лечение можно только по решению суда. Когда мы общались с Александром, он уверял, что разрешения на госпитализацию не подписывал и на суде не присутствовал. Между тем, как сообщил сам врач психбольницы Наталье Семяшкиной, на суде 5 мая Александр все-таки был и даже дал согласие. Но он этого не помнит, поскольку вел себя неадекватно и страдал галлюцинациями.

– Это же очевидно, что он находился под действием препаратов, которые ему вкололи в психушке! Ведь 30 апреля он был абсолютно нормальным, да и 10 мая, когда лежал в обычной больнице, тоже, – считает Наталья Семяшкина.

Увы, вызволить Александра из психбольницы у Натальи не получилось. Доверенность на представление его интересов женщине не выдали, сославшись на то, что в лечебнице имеется свой юрист для пациентов. Поэтому Агеев под надежной защитой больничного юриста до 14 июня оставлен на принудительном лечении.

Наталья Семяшкина, одна из тех самоотверженных людей, кто пытается отстоять права друга-инвалида. Например, на простую возможность общаться Александру по телефону. Побывав у врача «психушки», он сумела его убедить в том, что Агееву после больницы потребуется социализация, а значит ему нужно вернуть телефон для общения. Она же и планирует забрать Агеева из Эжвинской психиатрической больницы 14 июня и дальше помогать разбираться в трудовых конфликтах.

Друзья разыскивали Александра несколько дней, но никто не мог предположить, что его насильно увезут в психиатрическую больницу Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Друзья разыскивали Александра несколько дней, но никто не мог предположить, что его насильно увезут в психиатрическую больницуФото: Наталия БЕШКАРЕВА

Официально уже больше месяца Александр находится на принудительном лечении законно. А то, что так планомерно «запечатывали» человека в «психушку» – с эскалацией конфликта на работе, с избиением, с лечением психотропными препаратами, – это доказать сложно. По всем трудовым спорам, а у Агеева их уже было несколько, суд не в первый раз встает на сторону его работодателя. Задокументированных фактов, подтверждающих избиение, нет. А разглашать методы лечения пациента «психушки» врачи не имеют права.

Но у этой истории есть другая сторона. Сторона слабого беззащитного человека, за которого, если ему повезет, за него заступятся только друзья или добровольцы.

Мнение правозащитника

Илья Костин, председатель Коми общественной правозащитной организации людей с инвалидностью "Аппарель":

- Давать комментарий такой ситуации – что в реальности было или не было – крайне сложно. Но мы готовы подключиться и помочь юридической помощью в решении трудовых споров Александра. Зачастую такие вопросы решаются достаточно легко, главное, самим не накалять обстановку.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Инте блогер издевается над братом-инвалидом: трансляция идет круглосуточно

Мужчина заставляет его за деньги надевать маски и ошейник с поводком (подробности)

Не такие, как все: сыктывкарские семьи рассказали, как воспитывают ребенка с синдромом Дауна

«КП-Коми» узнала, с чем им приходится сталкиваться каждый день (подробности)

В Сыктывкаре инвалид-колясочник добилась установки пандуса спустя пять лет

Впервые за всю жизнь Ирина Забелина может выходить из дома без помощи родителей (подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Вы стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам: Почта kp@kpkomi.ru. СМС: 8-922-277-36-53

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также