Общество

Флер заброшенности и выбитые стекла: как выглядит законсервированный детский лагерь в Коми

Фото из места, которое помнят многие
Этот детский лагерь с теплотой вспоминают многие уже повзрослевшие жители Коми

Этот детский лагерь с теплотой вспоминают многие уже повзрослевшие жители Коми

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Заброшенные места не перестают манить своей атмосферой: дома, предприятия и даже детские лагеря. Ощущение, что это мини-Чернобыль: брошенный и неуютный. Мы отправились посмотреть, как сейчас живет детский лагерь «Северная зорька», который помнят многие уже повзрослевшие жители Коми.

Поселок-призрак

«Северная зорька» находится на территории поселка Тэг, который официально закрыли еще в 2001 году. Но люди с этим не согласны: зимой тут живет три человека, а летом улицы населенного пункта многолюдны - топятся бани, работают генераторы, сажаются огороды. Света и электричества тут нет, но к такой жизни люди привыкли.

Сначала надо добраться до Седкыркеща на катере

Сначала надо добраться до Седкыркеща на катере

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

- У нас тут даже медведь есть, по улицам бегает. Но он хороший, спокойный, не тронет. И мы его не боимся, - рассказала дачница.

Поселок Тэг живет спокойной повседневной жизнью

Поселок Тэг живет спокойной повседневной жизнью

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Начало села венчают заброшенные корпусы детского лагеря «Северная зорька», который знали многие дети республики. Мы отправились туда.

«Северная зорька»

Флер заброшенности поселился в детском лагере давно. Еще в 2009 году мои одногруппницы из филологического факультета делились яркими воспоминаниями о детских сменах на вожатской практике, а уже в 2011 году «Северную зорьку» закрыли. Во всяком случае на сайте Минобраза можно найти документ, что 9 лет назад объект законсервировали по предписанию Госпожнадзора.

Футбольное поле заросло прекрасными цветами

Футбольное поле заросло прекрасными цветами

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Ключевое слово - законсервировали. То есть многочисленные корпуса, клуб, административные здания, котельную просто законсервировали на неопределенное время. Однако они все значатся на балансе государства, их охраняют сторожа. Поэтому говорить, что «Зорьку» заброшена все-таки неправильно. Хотя смотря на грустные корпуса никакого другого определения и не находится.

В этом здании раньше находился медпункт

В этом здании раньше находился медпункт

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Десять лет назад одногруппницы делились страшными историями про лагерь и с легкостью переименовали его в «Северную зонку». По их словам, бытовые условия существования в лагере оставляли желать лучшего, но радовало одно - дети.

Север помнит

Первое, что бросается в глаза: творческий клуб. Это большое деревянное здание, которое слегка косит под античность благодаря деревянным колоннам. Ступеньки уже сгнили, а окна перебиты. Заглядываем в окно и любуемся стройными рядами кресел концертного зала, которые тонут в полумраке. Концертов и детских голосов эти стены не слышали уже лет десять. Услышат ли еще?

Первое, что бросается в глаза - это клуб. Творческий клуб.

Первое, что бросается в глаза - это клуб. Творческий клуб.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Идем дальше. Заржавевшие качели (ну точно как чернобыльские) оставляют удручающее впечатление. «Крипово (означает нечто очень неприятное и страшное - ред.)», - вздыхает подруга. Сетку на футбольных воротах уже завоевал мох: похоже «Северную зорьку» начинает поглощать природа.

Везде вензеля и рисунки. Красиво.

Везде вензеля и рисунки. Красиво.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

А вот разглядывать заброшенные корпуса - занятие увлекательное. Некоторые разрисованы вензелями и милыми надписями, к примеру, «Зимстан рулит». Смотрим сквозь стекла: на полу лежат перевернутые кровати, они еще в прекрасном состоянии, поэтому жалко, что они лежат вот так, без применения. Кое-где уже выбиты стекла, но таких мест мало. Сталкерам здесь делать нечего: все двери наглухо заперты, а территорию охраняет сторож. Кстати о стороже…

Скамейки уже заросли

Скамейки уже заросли

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Сторож

Пока гуляли по территории, нас окликнули. Почти бегом приближались три фигуры - дедушка и две девочки. Оказалось, что это сторож и, судя по всему, его внучки. Сравнявшись с нами мужчина сказал, что ходить здесь не запрещено, но проникнуть внутрь и мародерствовать - это уж увольте. Он отмечает, что да, бывает люди забираются внутрь, воруют вещи, и это невероятно плохо, не надо так.

Все, что осталось от ворот

Все, что осталось от ворот

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Его внучка добавила, что лагерь стоит неживым уже довольно давно: «Уже четыре года назад отключили электричество». В общем, по территории не возбраняется ходить и любоваться былым величием известного детского лагеря. На этом попытки знакомства с ним надо оставить.

Следы прошлого. Дети, которые писали эту надпись, уже давно выросли

Следы прошлого. Дети, которые писали эту надпись, уже давно выросли

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Что еще интересного? Лес, который плотной стеной окружает лагерь, необычные туалеты с характерными буквами «М» и «Ж», ржавые качели, разбросанные по всей территории лагеря стулья, заросшие скамейки и покинутые клумбы.

Запечатлела свои ноги на ржавой качели

Запечатлела свои ноги на ржавой качели

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Лагерь не функционирует уже десять лет, но время по нему проехалось нещадно. Будет ли он еще работать? Или временная консервация когда-нибудь станет постоянной? В любом случае, лагерь помнят. В соцсетях можно даже найти специальную группу, в которой общается те, кто весело проводил время в «Северной зорьке» и в советские годы, и в новейшее время.

Красивые рисунки напоминают, что лагерь был территорией творчества

Красивые рисунки напоминают, что лагерь был территорией творчества

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Деревни-призраки в Коми: «Комсомолка» отправилась в экспедицию по мертвым селам

15-20 лет назад тут кипела жизнь, гуляла молодежь (подробности).