Boom metrics
Туризм19 января 2021 15:04

«По волчьим следам, утопая в снегу»: гид-проводник Алексей Ларионов водит на Маньпупунер туристов со всего мира

Иностранные путешественники обожают экстремальный туризм в Коми
Уже несколько лет увлечённых с Германии, Швейцарии, Франции, Латвии, Эстонии, Италии и России на плато приводит обаятельный молодой мужчина с широкой душой и неизменным чувством юмора Алексей Ларионов. Фото: личный архив.

Уже несколько лет увлечённых с Германии, Швейцарии, Франции, Латвии, Эстонии, Италии и России на плато приводит обаятельный молодой мужчина с широкой душой и неизменным чувством юмора Алексей Ларионов. Фото: личный архив.

Столбы выветривания Маньпупунёр в Троицко-Печорском районе Коми зовут и манят туристов со всего мира. Путешественники едут с другого конца планеты, чтобы воочию увидеть многовековые величественные останцы. Уже несколько лет увлечённых с Германии, Швейцарии, Франции, Латвии, Эстонии, Италии и России на плато приводит обаятельный мужчина с широкой душой и неизменным чувством юмора Алексей Ларионов. О любви к людям, родному краю и своей семье коми-ижемец рассказал журналу «Комсомольская правда-Авиа».

— Лёша, как ты познакомился со своей супругой Настей? Вы вместе 15 лет, очень красивая пара!

— Я работал водителем УАЗика в родном селе Красноборе в Ижемском районе. Каждый вечер развозил строителей по близлежащим деревням. И вот однажды едем с работы мимо красивого бора — Мишка Яг: лес живописный, грибов много, аллеи, парни туда девушек на свидания приглашают, после дискотеки — обычно костры, песни под гитару. А зимой даже просили моего крёстного дядю Ваню, чтобы он автомобильный заезд в этот лес прочищал, чтобы можно было там гулять. Вижу: идёт красивая юная девушка. А мне рабочих с инструментами везти ещё пять километров! Я им и говорю: «Мужики, всё, выгружаемся, у меня заканчивается бензин, довезу до пилорамы, посидите там, покурите, чай попейте, пока я за топливом съезжу». Ну, и высадил их.

Раньше я по Ижме и реке Печоре очень скучал, места красивейшие, так и тянет туда. А потом понимаешь, что родной дом там, где твоя семья. Фото: личный архив.

Раньше я по Ижме и реке Печоре очень скучал, места красивейшие, так и тянет туда. А потом понимаешь, что родной дом там, где твоя семья. Фото: личный архив.

Развернулся, поправил причёску, подъехал к девушке и застенчиво предложил отвезти её куда надо. Настя (улыбка — космос!) шла из Краснобора в Диюр, согласилась. Про ребят я в итоге и забыл, потом узнал, что они пешком шли эти пять километров с бензопилами. Мужики, без обид, понять и простить. Но я потом два дня забирал их прямо из дома.

— Когда вы переехали в Сыктывкар?

— В 2010 году. Мы с Настей хотели, чтобы дети профессионально занимались спортом. У старшего Димы уже куча грамот по пулевой стрельбе, сын — в резервной сборной Коми. Соня ходит на гимнастику, а младший Ярослав ещё маленький, но хотим отдать на футбол. Мы построили дом в Максаковке, живём на свежем воздухе, детям есть где погулять. Раньше я по Печоре очень скучал, места красивейшие, так и тянет туда. А потом понимаешь, что родной дом там, где твоя семья.

Мы построили дом в Максаковке, живём на свежем воздухе, детям есть где погулять.

Мы построили дом в Максаковке, живём на свежем воздухе, детям есть где погулять.

Фото: Екатерина САВЕНКО

— На плато Маньпупунёр ты водишь туристов уже четыре года. Как возникла эта идея?

— Точно сейчас даже не помню, у меня было то ли видение, то ли вещий сон — перед глазами исток Печоры и гора Печеря-Тальях-Чахль: невероятный пейзаж и снующие туда-сюда куропатки. Я увидел себя в этих местах и скоро там оказался. Мистика. Мы стали строить в тех местах гостевые деревянные дома для туристов, и я много времени проводил там. А потом как-то раз сам сходил на истоки Верхней Печоры, другой раз знакомым показал. Через какое-то время мои друзья ижемцы попросили сопроводить их в заповедные места и подкинули мысль, что неплохо бы заняться туризмом профессионально. Мне идея понравилась, я увлёкся планированием маршрута и всех деталей. Одним из первых турпоходов был на Крещение — кстати, вода в это время в Печоре святая, даёт силы и энергию.

Когда мы поднялись на Маньпупунёр, фотограф остолбенел от восхищения: солнце-гало, белоснежные столбы... Фото: личный архив.

Когда мы поднялись на Маньпупунёр, фотограф остолбенел от восхищения: солнце-гало, белоснежные столбы... Фото: личный архив.

— С тобой на столбы ездит много иностранцев. Откуда ты их берёшь?

— Работает сарафанное радио. В феврале 2018 года на меня вышел известный швейцарский фотограф Ролф Гемперле, прочитал про меня в Интернете. В его личном архиве накоплены сотни красивейших фотографий, снятых в Крыму, Салехарде и на Байкале. Мы договорились и готовились к путешествию целый год, дело серьёзное. С группой швейцарцев выехали в январе 2019-го. Это была очень экстремальная поездка. До плато мы так и не добрались — не повезло с погодой: была бешеная оттепель, несколько дней температура воздуха держалась +2С, хотя синоптики раз за разом обещали похолодание. Снега за пару дней выпало больше метра, несколько месячных норм. Мы застряли на Шежиме — кордоне на Печоре. Часть группы я оставил, а с самыми стойкими попытались проехать на снегоходах дальше. Добрались до кордона Ёлма, а тут вообще лето, открытая вода, буруны, ледоход. Два дня, забив на график и сроки, мы пытались проехать вверх по реке, рекорд — 10 километров! Синоптики не обманули: похолодало в тот день, когда мы всё-таки повернули обратно — у ребят уже горели авиарейсы. Но все были так довольны, несмотря ни на что. Это было незабываемо.

Места в Печоро-Илычском заповеднике наикрасивейшие!

Места в Печоро-Илычском заповеднике наикрасивейшие!

Фото: Екатерина САВЕНКО

— Но в итоге кто-то из этой группы добрался в будущем до болванов?

— Почти каждый побывал на плато позже вместе со мной. Что касается Ролфа, то он вернулся в Коми уже через месяц. В феврале погода была самое то — морозище -30 С! Когда мы поднялись на Маньпупунёр, фотограф остолбенел от восхищения: солнце-гало, белоснежные столбы, полнолуние. Ролф вспомнил на английском языке все крепкие словечки, какие знал. Сейчас он приезжает каждый год, пытается стать лучше себя предыдущего — каждый раз снимает фото, чтобы создать самый совершенный кадр.

Я начал открывать Маньпупунёр с разных сторон, у каждого человека здесь будет свой диалог о сокровенном. Фото: личный архив.

Я начал открывать Маньпупунёр с разных сторон, у каждого человека здесь будет свой диалог о сокровенном. Фото: личный архив.

— А на каком языке ты с ними разговариваешь?

— Коми (Э-э-э… после паузы смеёмся. — Прим авт.). На самом деле разговариваем на всех по чуть-чуть: русский, немецкий, английский плюс жесты, мимика, эмоции. Однажды в тур поехал видный швейцарский учёный Маркус, серьёзный мужчина с лицом а-ля «типичный немец». Мы с ним ехали на одном снегоходе, аккуратно по бураннику и волчьим следам (Почему по волчьим, кстати? Волки знают, где ходить, чтобы не провалиться. Человек не видит, река заметена, а волк чует лапами. След по реке виляет, значит, в этих местах твёрдо. Если следы обрываются, значит, волк ушёл в дальнее плавание). Вижу наш след сворачивает к лесу (жив наш серый проводник, хорошо), и мы вдруг — вжух! — чуток задом провалились. Я смотрю, ребята сзади на втором снегоходе тоже «присели», надо помочь.

Высаживаю Маркуса, даю ему лопату, на честном глазу говорю, дословно: «Лисн ту ми, в этом форесте вульф, если он к тебе бигин, ты его херачь (Маркус сделал большие глаза и тоже присел: О-о-о…), я к френдам кам бек, уил гет снегоход энд ритён» (Послушай, в этом лесу волк, если он к тебе придёт, ты его лопатой херачь! А я пока к ребятам поеду, достанем снегоход и вернёмся). Я сажусь на снегоход, разворачиваюсь и еду к парням. Оборачиваюсь, а там Маркус быстро гребёт в нашу сторону, как паук, по моим следам. Проваливается, озирается, но лопату из рук не выпускает. Даже на партизана стал чем-то смахивать.

Люди разные бывают, но в целом — очень хорошие, со многими дружим и общается по сей день. Туристов надо любить такими, какие они есть, не обращая внимания на «тараканы».

Люди разные бывают, но в целом — очень хорошие, со многими дружим и общается по сей день. Туристов надо любить такими, какие они есть, не обращая внимания на «тараканы».

Фото: Екатерина САВЕНКО

— Весело, однако. Это же экстремальные условия.

— Не так страшно, как кажется. В путешествии может случиться всё, что угодно. Главное, не терять уверенности, что всё преодолимо и будет хорошо. Ещё был случай, когда на снегоходе на глиссере надо было проскочить по открытой воде — там мелко, камушки, риска для жизни нет. И то ли ребята газанули сильно, то ли вильнули, но Роджер плюхнулся посреди мелководья, сразу вскочил, улыбается как тульский пряник и орёт: «СупЭ-э-э! СупЭ-э-э! (Super! Super!)». И ещё минут десять хохотали, не могли остановиться вместе с Ролфом.

Я, наверно, суеверный и впечатлительный, смотрю на эти далёкие горы и знаю, что не сегодня — но завтра я до них доберусь. Фото: личный архив.

Я, наверно, суеверный и впечатлительный, смотрю на эти далёкие горы и знаю, что не сегодня — но завтра я до них доберусь. Фото: личный архив.

Приехали на Шежим, затопили баню. Я им всё показал: вот баня, дрова, вода, снег (руками показал, что можно растираться). Они ушли, возвращаются через 10 минут, опять — «Super! Super!», а я спрашиваю: «Уай соу фаст? (Что так быстро?)». Мужики отвечают: «Ол окей, уи клин, ватер воз, сноу воз, зе бест! (Всё хорошо, мы чистые, вода была, снег был, отлично!)». Я отправился в баню, смотрю — вода нетронутая, зато снег… Короче, они растирались в том месте, где мы пилим дрова. Там же опилки! Видимо, это стало причиной, почему Роджер весь следующий день чесался. Они реально искупались в опилках, присыпанных снежком (хохочем в голос).

Зеркальная Печора так и манит бросить всё и поселиться на её берегах.

Зеркальная Печора так и манит бросить всё и поселиться на её берегах.

Фото: Екатерина САВЕНКО

— Сильно отличается наше поведение от поведения иностранцев?

— Есть немного, но это зачастую очень мило и забавно. В прошлом году зимой из Анси, провинции Франции приезжала пара: руководитель филиала известной крупной компании у нас в России и его супруга — красивая, утончённая, нежная, костры в лесу не про неё. Для мадам тур оказался сложным путешествием. На Шежиме они как-то общались через форточку, я как раз французу показывал, как правильно вещи в санях увязывать, чтобы снег не попал (всё в воде потом было). Она ему мелодично что-то по-французски с перекатистым «р»: «Бертррран, мон амурррр, тужюрррр…». Спрашивала что-то из серии «Милый, ты ещё долго, я скучаю, вещи надо собирать, но я буду ждать тебя вечно». И он ей вторит: «Моди, ма ви, мон шеррр и мур-мур-мур». Я улыбаюсь, перед глазами картинка — у русских был бы совсем другой диалог. Она: «Ты чего, растяпа, так долго копаешься? Ехать надо!» И ответ от нашего русского мужика: «Молчи, … ! Окно закрой, тепло выпускаешь!» Кстати, Бертрану баня на Шежиме очень понравилась, даже пригласил меня к себе тоже построить.

Со мной на плато поднимались даже 8-летние дети. Фото: личный архив.

Со мной на плато поднимались даже 8-летние дети. Фото: личный архив.

— Чудо-иностранцы! Но дамам действительно перенести такой поход в разы сложнее. Это же десятки километров без дорог.

— По-разному бывает. Со мной на плато поднимались даже 8-летние дети. Чаще проблемы, если их можно так назвать, бывают не из-за отсутствия дороги, сколько из-за притирки между друг другом. Одна туристка, будучи на кордоне, меня спрашивает: «Алексей, а что у нас на ужин?» — «Булгур»: отвечаю. Морщит носик: «Я не ем булгур». Я показываю направление: «180 километров, Пятёрочка в ту сторону». Она не унимается, пришлось довольно строго попросить её не портить вояж другим людям. Булгур съела, три тарелки. Потом всю еду съедала с добавкой. Люди разные бывают, но в целом — очень хорошие, со многими дружим и общается по сей день. Туристов надо любить такими, какие они есть, не обращая внимания на «тараканы». Этих насекомых в голове у всех хватает.

В походе вкусно всё, особенно то, что собрано своими руками за пять минут, например, целый пакет боровиков. С картошечкой да в котелке на костре - м-м-м!

В походе вкусно всё, особенно то, что собрано своими руками за пять минут, например, целый пакет боровиков. С картошечкой да в котелке на костре - м-м-м!

Фото: Екатерина САВЕНКО

— А были те, кто так и не поднялся к останцам?

— Позапрошлым летом в поход пошла учительница из Подмосковья, лет за 50, полная. Её дочь — тревел-блогер решила взять маму с собой. Я сначала рекомендовал отказаться от этой затеи, затем за несколько месяцев попросил ежедневно тренироваться — гулять по 10-20 километров. Женщина уверяла: дойду! Но случилось так, как я и предполагал. Ещё с погодой не повезло — гроза, ливень, грязь. Женщины приехали неподготовленные, в мягкой городской обуви с узорами. До горного лагеря «Вологодская грань» (от истоков Печоры 9,7 км) женщину просто донесла её дочь. Отдохнула, но в итоге подняться на плато не решилась.

Если правильно подобрать экипировку, то проблем не будет. Фото: Андрей Чернуха.

Если правильно подобрать экипировку, то проблем не будет. Фото: Андрей Чернуха.

— Какие ошибки в экипировке совершают путешественники?

— Классические: обувь и одежда. В инструкции прописано всё: что взять, сколько и зачем. Но каждый второй турист берёт неправильную обувь. Одна журналистка этой осенью поехала в гламурных резиновых сапогах на каблуках, намучалась. Потому что опыта нет. Как поступают девушки? Заходят в спортмагазин и выбирают красивые ботиночки с оленями и стразами за 15 тысяч, а можно просто высокие термостойкие сапоги на плотной подошве с чулком для тепла за две тысячи. А вдруг болотная жижа — провалился, ноги мокрые. И начинаются расстройства. Не все девочки это понимают. Если правильно подобрать экипировку, то проблем не будет.

Аэроглиссер - машина-зверь!

Аэроглиссер - машина-зверь!

Фото: Екатерина САВЕНКО

— Лёша, каждый мечтает попасть на Маньпупунёр хоть раз в жизни. А сколько раз там был ты?

— Не считал. Раз 30, наверно. В уходящем году у меня было 18 групп с июля (из-за пандемии). За лето я скинул 16 килограммов (Только пешая часть тура занимает порядка 40-50 километров за 2-3 дня. — Прим. авт.). Почти всегда на плато и по дороге к нему можно увидеть медведей в естественной среде обитания.

Я чувствую Печору, каждый кустик и поворот, никакого страха нет. Это даёт ощущение силы, но всё равно надо всегда быть начеку.

Я чувствую Печору, каждый кустик и поворот, никакого страха нет. Это даёт ощущение силы, но всё равно надо всегда быть начеку.

Фото: Екатерина САВЕНКО

— Ты помнишь своё первое знакомство с болванами?

— Было пасмурно, а потому очень зловеще. Болваны выглядели весьма негостеприимно, любви не получилось. Но потом я начал открывать их с разных сторон, у каждого человека здесь будет свой диалог о сокровенном. Но о таких вещах не говорят — это глубоко личное.

— Ты вообще ничего не боишься? Вода ошибок не прощает, кругом лес, и ночь темна.

— Я чувствую Печору, каждый кустик и поворот, никакого страха нет. Это даёт ощущение силы, но всё равно надо всегда быть начеку. Да, в любой момент на аэроглиссере можно во что-то влететь. Однажды ехал на снегоходе один: ночь, пурга, тайга, и никого на сотни километров. Вдали в дымке виднеются горы, а ты один, как песчинка в море. И провалился вместе с санями. Что делать? Надо вытаскивать. Сначала разгрузить снегоход, потом сани, потом всё достать, потом снова загрузить и ехать. Возни часа на три. Проще всего вызвать спасателей МЧС по спутниковому телефону, это же экстремальная ситуация. Но я, наверно, суеверный и впечатлительный, смотрю на эти далёкие горы и знаю, что не сегодня — но завтра я до них доберусь. Эта вера даёт силы для решения проблемы: выкопаться и поехать дальше. А когда ты уже находишься на финальной точке — вершине гор, которые ещё вчера были едва различимы где-то на горизонте, чувствуешь непередаваемые ощущения: ты не испугался, ты справился, ты преодолел себя.

Мы готовим для моих туристов кое-что очень комфортное.

Мы готовим для моих туристов кое-что очень комфортное.

Фото: Екатерина САВЕНКО

— У тебя, наверно, уже весь год расписан?

— В январе планирую серьёзную подготовительную работу: привезти топливо, бензин, продукты, экипировку, стройматериалы. А также протестировать всю технику и обустроить место для ночёвки в горах. Мы готовим для моих туристов кое-что очень комфортное. А стартуем обычно в феврале. Иностранцы очень любят этот месяц, так как он самый суровый. И, кстати, очень любят ездить в санях стоя — как каюры. Летом будем ездить на новом аэроглиссере — заказал в Санкт-Петербурге, лодку уже доставили в Коми. Ещё в разработке совершенно новые классные маршруты, о которых я пока не хочу распространяться, пусть будет сюрпризом для моих будущих друзей. Я уверен, им понравится.

С кем водишься, так и называешься

Каждая группа Алексея обретает своё название. Оно рождается просто так, из ниоткуда, а точнее, из зачастую смешных повседневных ситуаций. Например, одну группу гид-проводник назвал Команда мажоров. Потому что ребята помыли посуду... белым вином. На самом деле всё прозаично — перепутали полторашки с водой. Другая команда — ремонтники. В тот год Печора сильно обмелела, камни пробили защиту лодки из-за низкого уровня воды. Поэтому в обе стороны ребята помогали её чинить. Особая категория — звериная. Группа лосиная — за всю дорогу повстречалось увидеть четырёх лосей! И медвежья команда — тут ещё больше повезло: туристам на пути попалось аж шесть медведей!

Мы с Настей хотели, чтобы дети профессионально занимались спортом.

Мы с Настей хотели, чтобы дети профессионально занимались спортом.

Фото: Екатерина САВЕНКО

Досье

Алексей Ларионов, 39 лет. Родился в селе Красноборе Ижемского района Республики Коми. Окончил СыктГу по специальности «Физическая культура и спорт». Несколько лет работал учителем физкультуры в Красноборской средней школе, подрядчиком в строительных организациях, сейчас занимается организацией туров на плато Маньпупунёр, а также благоустройством некоторых территорий Печоро-Илычского биосферного заповедника.

Женат. Растит троих детей: Дмитрия (13 лет), Сонечку (6 лет), Ярослава (3 года). Увлекается спортом, пешим туризмом, чтением книг восточных авторов. Хобби: охота, рыбалка, футбол.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Маньпупунёр моей мечты

«Комсомолка» отправилась в экстремальное путешествие — в гости к каменным идолам (подробности)