Премия Рунета-2020
Сыктывкар
+20°
Boom metrics
Общество29 мая 2024 9:20

Скафандр Арктики: какая верхняя одежда помогает не околеть в морозы коми и другим северным народам

Коми-ижемские оленеводы раскрыли секреты изготовления малицы
Малица - жизненно необходимая одежда оленеводов. Фото: Кирилл Шучалин

Малица - жизненно необходимая одежда оленеводов. Фото: Кирилл Шучалин

Жить на Севере – дело непростое, особенно если бóльшую часть времени находиться в тундре. Ижемские оленеводы весной уходят в кочевье, доходят до берегов холодного Карского моря, а к зиме возвращаются на родину, к своим домам. Не околеть в морозы помогает самая надёжная одежда северных народов от Коми до Чукотки – малица.

Семейная реликвия

Малица – основная верхняя одежда ижемских оленеводов. Она полностью защищает от ветра, ни одна мембрана не сможет быть такой плотной, ведь она сшита из кусков оленьей шкуры. Малица представляет собой широкую рубаху мехом внутрь из цельных кусков шкуры.

Хорошая малица может защитить от холода даже при ночёвке в тундре. Фото: Кирилл Шучалин

Хорошая малица может защитить от холода даже при ночёвке в тундре. Фото: Кирилл Шучалин

– Мне передались по наследству четыре малицы, сшитые моей прабабушкой Анной в тундре – рабочая, межсезонная, детская и праздничная. Праздничная малица отличается большим количеством красочных элементов. В Ижме также принято считать, что чем больше ярких полосок, тем богаче оленевод. Прабабушка пришивала очень много полос внизу юбки малицы и на рукавах, – знакомит с малицами своего рода коми-ижемец Алексей Ануфриев, председатель регионального общественного движения «Изьватас». Мужчина бережёт семейную реликвию – целую коллекцию малиц, возраст одной из них составляет около 70 лет.

Алексей Ануфриев трепетно относится к истории своего рода и сохранению семейных традиций. Фото: Кирилл Шучалин

Алексей Ануфриев трепетно относится к истории своего рода и сохранению семейных традиций. Фото: Кирилл Шучалин

По словам собеседника, самое главное в малице при кочевье по тундре –практичность. В одежде есть двухслойный капюшон «малича юр», «мальтя юр», который легко снимается и надевается. И если разыгрались метель и пурга, то капюшон можно затянуть к лицу плотнее при помощи ленты – «шыр». Руки тоже остаются в тепле – рукава дополняют меховые рукавицы «кепысь», сшитыми из камуса – шкурки с ног оленя.

Подол малицы украшается двухслойной меховой оборкой – это панды шириной 15 сантиметров, для чего используется шкура тёмно-коричневого оленя. Верхнюю часть панды оформляют тонкими чередующимися полосками цветного сукна. Для лучшей сохранности малицы и защиты от сырости и грязи поверх малиц надевают маличные рубахи – «малича кыш», «мальтя кышöд», сшитые из плотной ткани или сукна.

Подол малицы украшают пёстрыми лентами.

Подол малицы украшают пёстрыми лентами.

Фото: Нина ЮШКОВА. Перейти в Фотобанк КП

– Рабочая и межсезонная малицы шьются шерстью внутрь, у межсезонной для дополнительной сохранности от внешних воздействий шерсть изнутри обработана смолой – сира-малица (в переводе с коми – просмолённая малица), – объясняет Алексей.

Коми-ижемцы обрабатывали рабочую малицу для межсезонья смоляной жидкостью «сирва», которую варили из сосны в большом чане, уточнили в Ижемском историко-краеведческом музее.

Малица - жизненно необходимая одежда оленеводов. Фото: Кирилл Шучалин

Малица - жизненно необходимая одежда оленеводов. Фото: Кирилл Шучалин

Рукавички на ручки

На тыльную сторону рукавички используют верхнюю часть камуса, там ворс длиннее. А для ладошки – нижнюю, ту, где более надёжный ворс. К устью рукавов, в области кисти, пришивают прямоугольник размером 10х15 см, так между рукавицей и прямоугольником образуется щель, чтобы в любой момент можно было высунуть наружу руку. Обычно ижемские мастерицы украшают рукавицы тоненькими полосками сукна.

Традиции поколений

Тонкостями создания чудо-малиц поделилась представитель династии оленеводов, коми-ижемка Надежда Чупрова, по сей день бережно хранящая традиции и уникальные знания народов Севера. Женщина жила в семье оленеводов и вплоть до пенсии выходила в тундру, сейчас семейную традицию продолжает её сын Александр. Надежда прекрасно помнит, как малицу умели шить все женщины больших оленеводческих семей.

Мича ижемка Надежда Чупрова. Фото: из личного архива героя публикации

Мича ижемка Надежда Чупрова. Фото: из личного архива героя публикации

–На то, чтобы сшить мужскую малицу, требовалась шкура порядка семи оленей: пять – на основу, одна– на капюшон и ещё одна для панды, – рассказывает Надежда Николаевна. – Для капюшона использовали два вида шкуры: для ближней к лицу части, «вом дор»,брали шкуру телёнка до года, а на затылок, «тöжгу», и вовсе шкурку двухмесячного – пыжика.

Надежда Чурова поделилась своей детской фотографией. Фото: из личного архива героя публикации

Надежда Чурова поделилась своей детской фотографией. Фото: из личного архива героя публикации

Немаловажно, что шкуры оленя очень тщательно подготавливают перед использованием – моют водой с мылом, размягчают в специальном растворе – воде с растворённой в ней печенью оленя. Когда шкура окончательно становится мягкой, её скоблят инструментами «круг» и «кытшелькöрт». Так кожа становится цвета слоновой кости – это очень важно, ведь малица у коми-ижемцев шьётся мехом внутрь, а верхняя одежда «мехом снаружи» называется парка-совик.

Прошивка одежды требовала скрупулёзности и выдержки. Шили ведь не простыми нитками, а жилами, добытыми из спины оленя. Швы делали с внутренней стороны – со стороны меха. Следом прошивали вторым слоем швов с наружной стороны – мелкими и аккуратными стежками обрабатывали изделие поверху. Для этого использовали «лимбиха гöн» – длинные волосы с подшейной оленьей шкуры (бородки). Так швы на малице долго не расходились, она могла служить десятилетиями.

Пимы до сих пор в Коми являются одной из самой популярной зимней обувью.

Пимы до сих пор в Коми являются одной из самой популярной зимней обувью.

Фото: Нина ЮШКОВА. Перейти в Фотобанк КП

– Часто оленеводы уходили в тундру на пару дней, и возвращаться на ночёвку в тёплый чум не было возможности. Чтобы не замёрзнуть, поверх малицы надевали парку-совик, а то и ещё одну малицу, – рассказывает Надежда.

Сакральный смысл

Мужская малица шьётся чуть ниже колен и обязательно подпоясывается кожаным ремнём – тасмой, которая регулирует её длину, прижимает к телу и не позволяет ветру задувать снизу. В районе груди образуется большая складка, внутри которой оленевод может хранить предметы первой необходимости: запас табака, пороха, спичек, хлеба и даже некоторых других продуктов, чтобы предохранять их от замерзания. Такая экипировка позволяет человеку выжить даже в трудных условиях.

– Кстати, в тасме заложен как практический, так и сакральный смысл. На ремень обычно подвешивают клыки медведя, когти волка, металлические фигуры, которые для оленевода имеют особое значение. Мне ремень подарил дальний родственник – Чупров Леонид Иванович. Он раньше ходил в тундру, работал ветеринаром,– сообщает Алексей.

Море оленей...

Море оленей...

Фото: Нина ЮШКОВА. Перейти в Фотобанк КП

На поясе нет ни одного лишнего предмета, только самое необходимое и постоянно используемое в работе – нож и инструменты. Основа пояса делается из сыромятной оленьей кожи и украшается по всей длине медными или резными костяными бляхами. Справа к поясу подвешивается на цепочках или кожаных ремешках нож с ножнами. Это один из главных предметов для любого северного кочевника. Без ножа не разделаешь оленью тушу, не изготовишь нарты.

Держи ноги в тепле

Минус 30 градусов зимой в тундре – абсолютно обычная и нормальная температура. Такую погоду оленеводы называют «тёплой», а хозяйка чума вполне может выйти на улицу в домашнем халате или кофте, чтобы достать что-то с нарт или вылить воду.

Ижемские тöбоки - шьются из камуса, по длине они до бедра.

Ижемские тöбоки - шьются из камуса, по длине они до бедра.

Фото: Нина ЮШКОВА. Перейти в Фотобанк КП

Однако в лютую непогоду, когда приходится работать на улице долгое время, оленеводы одеваются тепло, а на ноги надевают до трёх пар обуви – липичы, тöбоки, а поверх ещё и тобур. Липичы шились из шкуры олени ворсом внутрь – это «первый слой обуви». Поверх него надевали тöбоки, сшитые из камуса, по длине они до бедра. Тöбоки украшали тонкими суконными полосками. Если же оленевод понимал, что не вернётся на ночёвку в чум, то дополнительно обувался в тобур – обувью до лодыжек, дополнительно защищающей от холода.

Олени - это не деньги, это сакральное животное для всех оленеводов.

Олени - это не деньги, это сакральное животное для всех оленеводов.

Фото: Нина ЮШКОВА. Перейти в Фотобанк КП

– По праздникам или в деревне оленеводы надевали пимы. Это не такие пимы, какие шьются сейчас. Они были длиннее нынешних, а на подошву не пришивалась войлочная основа. Вместо неё использовали шерсть вблизи с копытом оленя – «кöргыжтшöтка», она очень износостойкая и прочная, – пояснила Надежда.

Растёт вместе с дитя

Женская малица отличается особой красотой. В отличие от представительниц слабого пола других северных народов, которые носят орнаментированные распашные шубы, ижемки приспособили для себя считающуюся мужской малицу, но немного видоизменили её.

Для капюшона используется шкура белоснежного оленя, панды прошиваются светлыми и тёмными полосками, обрамляясь поверху атласными или капроновыми лентами. И если мужчины поверх малицы надевали исключительно тёмные рубахи из суконных и шерстяных тканей, то женщинам было раздолье – могли шить рубахи из бархата, атласа, шёлка. Ткани обязательно были ярких, пёстрых расцветок, например, красного, малинового, фиолетового или зелёного цвета.

Особенно тёплой считается детская малица, в которой малышня была похожа на пингвинят. Она двусторонняя, шьётся мехом наружу и внутрь, чаще для детской верхней одёжки используются самые красивые шкурки оленей – либо с пятнышками, либо с чередованием белых и тёмных расцветок.

– Для малышей до года шили малицы как конвертик, сплошные и без рукавичек, – вспоминает Надежда Чупрова. – А как ребёнок начинал бегать, так сразу надевал верхнюю одежду как у взрослых оленеводов. У нас до 80-х годов прошлого века в деревне Бакур все в малицах зимой ходили – и молодые, и старые.

Надежда Чурова поделилась своей детской фотографией. Фото: из личного архива героя публикации

Надежда Чурова поделилась своей детской фотографией. Фото: из личного архива героя публикации

На пошив детской малицы уходило около четырёх шкур невзрослых оленей, чтобы ворс зверя был короче, а одежда легче носилась. Малица росла вместе с ребёнком, и по мере взросления её «увеличивали», пришивая рукавички и удлиняя подолом.

– Когда мы были детьми, то много времени проводили в тундре рядом со взрослыми. Бегу я как-то и как упаду! Наш пёс Чернук подбежал ко мне играючи и давай тянуть за ленту капюшона и подпрыгивать. Затягивался капюшон – закрывалось всё моё лицо. Я барахтаюсь в малице, ничего не вижу, а все остальные смеются да умиляются, – делится воспоминаниями Надежда.

Надежда Чупрова нарисовала мужскую малицу, которую носили оленеводы её семьи. Фото: из личного архива героя публикации

Надежда Чупрова нарисовала мужскую малицу, которую носили оленеводы её семьи. Фото: из личного архива героя публикации

Малица остается частью национальной культуры коми-ижемского народа. Она очень удобна и практична, поскольку была придумана северянами для жизни в суровых климатических условиях.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Я родилась с коми на устах»: «Райда-2024» рассказала о любви к родному языку, семейных ценностях и тайнах Коквицкой горы

Татьяна Седрисева поделилась с журналом #ПроКоми самым сокровенным (подробности)