Boom metrics
Общество1 декабря 2021 13:45

Репетиция жизни: чему учит первая в Коми тренировочная квартира для людей с особенностями развития

В Сыктывкаре особенных детей готовят к взрослой жизни на тренировочной квартире
Евгений, Андрей и Олеся уже два раза участвовали в приготовление блюд для званых отчетных обедов.

Евгений, Андрей и Олеся уже два раза участвовали в приготовление блюд для званых отчетных обедов.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

В Сыктывкаре уже два года существует уникальная тренировочная квартира «Теплый дом», которая помогает социализироваться ребятам с особенностями развития. Это целая экосистема, в которой воспитанники учатся соприкасаться с реальной жизнью. Например, понимать ценники в магазинах, общаться между собой и готовить еду, а многочисленные мастерские оттачивают их трудовые навыки и служат ступенькой к следующему этапу — трудовому опыту.

Мастерские — шаг к профессии

Тренировочная квартира — обжитое пространство, ушедшее запредельно далеко от концепта интернатов. Тут ребята могут перемещаться из одной в другую комнату когда и сколько угодно. Они могут часами собирать пазлы, выжигать по дереву, чинить замки на дверях, жарить котлеты и просто разговаривать. Все это — под присмотром опытных специалистов. Когда я пришла в тренировочную квартиру, в самом разгаре были занятия в столярной мастерской.

Тренировочная квартира меняет не только ребят, но и их родителей, которые часто не подозревают, что их дети могут быть самостоятельнее, чем они привыкли о них думать.

Тренировочная квартира меняет не только ребят, но и их родителей, которые часто не подозревают, что их дети могут быть самостоятельнее, чем они привыкли о них думать.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Столярная мастерская невелика, но невероятно ценна: «Один ленточнопильный станок чего стоит, просто песня», — приговаривает педагог с 28-летним стажем Васильев Василий Львович. Ребята демонстрируют, что может чудо-машина: воспитанник квартиры дядя Женя, как он сам себя называет, аккуратно придерживает дощечку, а педагог ведет ее навстречу резаку — вуаля и заготовка для будущих поделок лежит на столе. Еще немного времени, усилий и подсказок мастера — и дощечки преобразуются в карандашницу или ключницу. Еще чуть-чуть усилий — и работы ребят попадут на ярмарку, а затем превратятся в первую зарплату. Все это не задумка, а реальность, ребята уже получают гонорары за свои работы, и гордятся зарплатами так, как еще не гордился ни один работник.

— Мы написали заявку на грант, организовали мастерские и уже к прошлому нового году стали продавать работы. Тогда часть денег с минусом себестоимости получали ребята. Сейчас шесть ребят по гранту Главы Коми будут получать зарплату как помощники педагогов по договору ГПХ, — рассказывает идейный вдохновитель проекта Юлия Посевкина.

Большинство ребят обожают занятия по выжиганию: готовы заниматься этим часами.

Большинство ребят обожают занятия по выжиганию: готовы заниматься этим часами.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Кроме столярной мастерской есть швейная, декоративная мастерские, которые тоже приносят небольшой доход, в перспективе — монетизация керамической и кулинарной мастерских. В задумках сделать из мастерских полноценный инструмент для профессиональной реализации ребят.

Поле для навыков

«Теплый дом» в Сыктывкаре существует уже два года. Его «мамы» — общественницы Юлия Посевкина и Надежда Позиховская — сначала реализовали проект «Синяя птица», где занимались маленькие дети с особенностями развития. Малыши вырастали, а перед их родителями во весь рост вставал страх — где найти поле для социализации их повзрослевших детей? Поэтому пару лет назад на одном из тренингов по защите прав родители пришли к мысли, что в Сыктывкаре нужна тренировочная квартира, где их дети будут учиться закреплять важные бытовые навыки.

В Коми с мертвой точки удалось сдвинуться только тогда, когда мэрия предоставила общественникам в безвозмездное пользование офисное помещение на 130 квадратов на улице Домны Каликовой.

В Коми с мертвой точки удалось сдвинуться только тогда, когда мэрия предоставила общественникам в безвозмездное пользование офисное помещение на 130 квадратов на улице Домны Каликовой.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Тогда опыт Псковской и Владимирской областей был путеводной звездой для Коми. Сейчас там уже успешно работает система сопровождения особенных ребят — реализованы не только проекты тренировочных квартир, но и проекты сопровождаемого проживания и даже трудоустройства. В Коми с мертвой точки удалось сдвинуться только тогда, когда мэрия предоставила общественникам в безвозмездное пользование офисное помещение на 130 квадратов на улице Домны Каликовой. В 2019 году воплотить проект в реальность помог Президентский грант. Благодаря появившимся средствам и сбору средств (около 60 тысяч рублей) в офисе сделали перепланировку — и безликое помещение превратилось в квартиру с комнатами, мастерскими и уютной кухней. С тех пор каждый год тренировочная квартира принимает новых ребят — за два года через нее прошли 38 человек.

Сейчас проект тренировочной квартиры в Сыктывкаре, поддержанный Фондом президентских грантов и грантом Главы Коми, — это многоступенчатая система помощи особенным ребятам.

Под руководством Василия Львовича ничего не страшно.

Под руководством Василия Львовича ничего не страшно.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Доверие рядом

Тренировочная квартира меняет не только ребят, но и их родителей, которые часто не подозревают, что их дети могут быть самостоятельнее, чем они привыкли о них думать. Например, до «Теплого дома» один из воспитанников, когда его мама ложилась в больницу, оставался в психиатрической клинике. Пройдя же школу тренировочных ночевок с сопровождением, он стал спокойно жить дома с минимальным присмотром и без страха. Еще один мальчик с глубокими ментальными нарушениями неожиданно раскрылся в швейной мастерской: он с упоением шил, штопал и кудесничал с тканью.

— Здесь ему дали нож, он стал чистить картошку. Мама не верила. Пришлось на видео снимать, как Никита режет овощи. В пандемию, когда мы все сидели дома, мы просили всех мам и пап рассказывать и показывать, что они делают дома. И родители с утра до вечера с восторженными комментариями высылали фото, как их дети готовят, убирают по дому. Я поняла, что такой формат работы просто оживляет детей. Чувствуется, что им это было необходимо как воздух, — рассказывает Юлия.

«Теплый дом» в Сыктывкаре существует уже два года. Его «мамы» — общественницы Юлия Посевкина и Надежда Позиховская.

«Теплый дом» в Сыктывкаре существует уже два года. Его «мамы» — общественницы Юлия Посевкина и Надежда Позиховская.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

«Теплый дом» помогает родителям уходить от гиперопеки и учиться доверять своим детям, которые много чего могут. И это действительно круто, если вспомнить о ставших хрестоматийными случаях. В России однажды родитель умер от инсульта, а взрослый ребенок с аутизмом погибал рядом с голода. Просто он не мог сам себя обслужить, в его сознании закрепилось поведение, которое закреплялось годами, — мама скажет, что можно, а что нельзя.

— Сегодня система тренировочных квартир — это работающая система, которую не хочется ломать. Есть экономические подсчеты, что подобная структура намного выгоднее для государства, потому что многие ребята могут работать. В интернате их никто не дифференцирует, они как будто на одной планке развития. Понятно, чтобы эту систему на уровне государства внедрить, надо пересматривать существующую. Пока же все инициативы идут только от общественников, — подытожила Надежда Позиховская.

«Теплый дом» помогает родителям уходить от гиперопеки и учиться доверять своим детям, которые много чего могут.

«Теплый дом» помогает родителям уходить от гиперопеки и учиться доверять своим детям, которые много чего могут.

Фото: Анастасия МАШКАЛЕВА

Есть мнение

— Почему же система, которая сформировалась на базе тренировочных квартир в разных регионах, уже показала свою эффективность, но государство не спешит ее перенимать? Отлаженную систему, когда дети ходят по струнке строем, сложно поменять. Чиновники не часто думают о том, что имеют дело не с предметами, а с людьми, не часто размышляют, что вложения в инновационную систему окупятся с годами. Самые первые усилия должны быть существенными, поэтому государство не спешит эти усилия делать. А если и делает, то скорее в сторону образцово-показательных, но неработающих вещей, — отмечает Юлия Посевкина.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

– Иногда промелькнет мысль: «О боже, Сергей, ты же на всю жизнь прикован к коляске!», но чаще всего я просто забываю о своей болезни»

В Коми инвалид-колясочник ведет вдохновляющий видеоблог, который полностью изменил его жизнь (подробности)