2018-09-21T08:28:02+03:00

Демьян Москвин: «В моем деле нет доказательств»

В Замоскворецком суде начались слушания по уголовному делу в отношении фигуранта «дела Гайзера» Демьяна Москвина
Демьян Москвин: "В руках ловкого следователя эта статья становится оружием специального поражения." Фото: www.vkurse.proДемьян Москвин: "В руках ловкого следователя эта статья становится оружием специального поражения." Фото: www.vkurse.proФото: Из открытых источников
Изменить размер текста:

В Замоскворецком суде начались слушания по уголовному делу в отношении фигуранта «дела Гайзера» Демьяна Москвина, который длительное время был личным финансовым управляющим Александра Зарубина.

Москвин обвиняется в участии в организованном преступном сообществе с использованием своего служебного положения, в двух эпизодах особо крупного мошенничества и двух эпизодах отмывания преступных доходов.

Как все начиналось

Прокурор зачитала предъявленное обвинение, из которого следует, что не позднее декабря 2005 года Александр Зарубин начал создавать структурированную сплоченную группу для завладения имуществом республики, сообщает БНК. Он разработал общую схему хищения, структуру организованного преступного сообщества, состоящего из двух подразделений - функционально и территориально обособленные группы в Москве и Сыктывкаре. Московское подразделение отвечало за организацию, подбор подконтрольных ему юридических лиц, управление ими, назначение руководителей этих организаций, контроль за их действиями и ведение общей кассы.

Одновременно было создано подразделение в Сыктывкаре, к функциональным обязанностям которого относились использование административного ресурса членов ОПС — высокопоставленных чиновников Коми, обеспечение принятия госорганами необходимых ОПС решений, а также противодействие правоохранительным органам.

Зарубин привлек в ОПС Москвина как человека, обладавшего специальными познаниями в области юриспруденции и финансов, имевшего опыт создания иностранных компаний. В это подразделение он привлек Валерия Молярова, Александр Гольдмана и Льва Либензона.

Константин Ромаданов, Игорь Ковзель, Павел Марущак занимали различные должности в органах власти Коми. Игорь Кудинов, Сергей Смешной, Валерий Моляров, Антон Фаерштейн, Наталья Моторина и Михаил Хрузин возглавляли различные компании. Либензон постоянно, а Москвин по спецполномочию выполняли административные функции в фирмах, подконтрольных ОПС.

Как проворачивали дела

Москвин, являясь авторизованным лицом и принципалом офшорных компаний, совместно с Моляровым разрабатывал схемы и план-графики хищения акций Зеленецкой птицефабрики, вел учет безналичных денежных поступлений в кассу ОПС на счет подконтрольных юридических лиц и их распределения между участниками ОПС. Ему вменяется, что он организовал снятие денег, изготавливал договоры и бухгалтерские документы, необходимые для совершения преступлений.

У ОПС было несколько касс в виде наличных в офисе подконтрольного Ромаданову ООО «Комплексное управление проектами» и в офисе ООО «Метлизинг» в Москве, а также безналичных денежных средств на счетах ряда юридических лиц, аффилированных членам ОПС и управляемых Ромадановым и Москвиным.

По мнению обвинения, с участием Москвина ОПС завладело 100% акций Зеленецкой птицефабрики, причинив республике Коми ущерб на 3,5 млрд руб., за счет легализации этого имущества. При участии Москвина Фонд поддержки инвестиционных проектов Коми приобрел акции Сыктывкарского промышленного комбината по цене, завышенной на 67 млн рублей.

На голом месте?

Выслушав прокурора, Москвин заявил, что не признает вину ни по одному из пунктов обвинения, затем остановился на каждом из пунктов.

- В обвинении по статье 210 части третьей (участие в ОПС) не указано, в чем именно заключалось использование мною служебного положения. Я работал юрисконсультом в коммерческой организации. В отношении мошенничества не указано самое главное — кого и как я обманул, чьим доверием злоупотребил. В обвинительном заключении говорится о планах и графиках планируемых преступлений, которые я составлял. Но это все ниже всякой критики. В отношении легализации похищенного. В деле нет доказательств, что операции, к которым я имел отношение, совершались именно с целью легализации имущества, добытого преступным путем.

Подсудимый отдельно остановился на обвинении в участии в ОПС.

- Размытые формулировки этой статьи позволяют создавать особо тяжкое преступление практически на голом месте. Если есть фирма, то в ней есть сотрудники. Организованные и исполнительные. Чем не готовое ОПС?! Хотя бы из двух человек. Подчинение начальнику становится преступной иерархией, штатное расписание — признаком сплоченности, а любая деятельность фирмы - подготовка к совершению тяжких и особо тяжких преступлений. В руках ловкого следователя эта статья становится оружием специального поражения. Ее вменение гарантированно позволяет содержать обвиняемых в СИЗО полтора года, оказывать на них давление и добиваться необходимых показаний. В ходе моих допросов я неоднократно наблюдал, как следователь, набивая текст, сверялся с постановлением пленума Верховного суда в отношении ОПС, копируя оттуда фразы и целые предложения. Так появились и иерархия, и сплоченность, и два обязательных структурных подразделения. Если бы постановление пленума требовало три подразделения, следователь придумал бы третье. В моем случае - наверное, на Кипре, поскольку там были зарегистрированы компании, названия которых упоминаются к месту и не к месту в обвинительном заключении. Хочу обратить внимание на то, что до августа 2016 года предполагаемое ОПС состояло из нескольких руководителей и рядовых участников. Буквально за пару недель до истечения предельного срока содержания под стражей в результате изобретательности следователей ОПС приобрело уникальную структуру. Оно стало состоять из лиц, использующих служебное положение. Рядовых участников в нем нет вообще.

Москвин также напомнил о своих прежних показаниях.

- Во время заключения среди перечня доказательств на первом месте стоят мои собственные показания. И вы, ваша честь, и я, и государственный обвинитель знаем, каким образом они получены и чего они стоят.

Его защитник Сергей Сафронов считает, что предъявленные Москвину обвинения голословны.

Слушания дела продолжатся на следующей неделе.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Дело Гайзера»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также