2019-10-10T11:01:11+03:00

На уроки под конвоем: как 16-летние подростки учатся в СИЗО Сыктывкара

Здесь вместо звонка гремят решетки за спиной, а учить Конституцию оказывается нужнее, чем Пушкина
Поделиться:
Комментарии: comments1
"Открываем тетради и записываем: «Осеннее утро хмуро смотрит в окно» - обращается к подопечным в СИЗО учитель русского языка Елена Трушова."Открываем тетради и записываем: «Осеннее утро хмуро смотрит в окно» - обращается к подопечным в СИЗО учитель русского языка Елена Трушова.Фото: Наталия БЕШКАРЕВА
Изменить размер текста:

В привычном мире образования существуют школы, которые редко бывают на виду, а учителей их подопечные порой забывают поздравлять в праздники. С тремя такими необычными учебными заведениями Республики Коми познакомились журналисты "Комсомольской правды в Коми".

Они узнали, как устроена школа при Детской республиканской больнице в Сыктывкаре, и почему обучение в лечебном учреждении нужно и важно. Побывали на занятии в сыктывкарской школе №18, где детям с особенностями развития разрешают сползать под парту, смотреть мультики и рисовать пальчиками. Еще один из учебных классов, куда решил отправиться журналист «Комсомолки», находился в Следственном изоляторе №1 Сыктывкара. Как и в любое закрытое учреждение, попасть сюда оказалось непросто.

Только заранее получив разрешение на встречу с несовершеннолетними учениками, мы в назначенный день являемся на проходную СИЗО. На входе журналиста просят сдать телефон, описывают фототехнику, досматривают сумку, проводят по одежде металлодетектором. И только после завершения всех необходимых процедур открывают двери в помещения СИЗО.

Портреты классиков и решетки на окне

Во время нашего пути по коридорам нас сопровождает надзиратель. Дорогу к классу перекрывают многочисленные решетки с надписями «Стой. Поверни ключ два раза», перед которыми мы постоянно останавливаемся, ждем, когда за спиной закроется одна решетка и только после этого откроется другая.

Нас проводят в пустой класс, и я оглядываюсь. Он кажется инородным пространством среди угрюмых коридоров СИЗО. Здесь все как в среднестатистическом классе: черная доска с мелом, шкаф, набитый учебниками, несколько парт с типичными школьными стульями. Над предостерегающим плакатом «ИГИЛ – угроза человечеству» привычная еще с советских времен галерея портретов писателей-классиков. Даже коричневая краска на стенах выглядит так же, как в большинстве школ. Только вот частая решетка на окне и металлическая дверь с окошком выдают назначение помещения.

Кабинет с портретами классиков выглядел бы обычным, не будь в нем железной двери и решеток на окнах. Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Кабинет с портретами классиков выглядел бы обычным, не будь в нем железной двери и решеток на окнах.Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

В этой школе нет привычных дежурных моментов. Нет цветов на 1 сентября, каникул и праздничного настроения по поводу окончания учебного года. Вместо звонка на урок – лязг запираемых за учеником решеток. Никто из учеников не встает, встречая педагога. Наоборот, это их под конвоем приводят в класс, где дожидаются учителя.

Трое обыкновенных мальчишек одеты вразнобой, никакой тебе формы - сланцы на босу ногу, трико, футболка. С грохотом рассаживаются по партам. Хотя каждый проходит программу за свой класс – 8, 9 и 10, учитель русского языка и литературы Елена Трушова дает урок им одновременно. Обозначает тему: «Словосочетания».

Педагог ровным каллиграфическим почерком выводит мелом число «27 сентября». А ниже на черной доске появляется белая надпись: «Осеннее утро хмуро смотрит в окно».

- Записываем предложение в тетрадку и начинаем разбирать по составу. Почему у тебя нет тетради? – Елена Алексеевна задает вполне типичный вопрос, но ответа такого рода не услышишь в обычной школе: «Меня из карцера подняли». Без лишних слов педагог выдает чистую тетрадь.

В классе поначалу напряженно и так тихо, что слышно, как скрипит в руках учительницы мел, подчеркивающий на доске подлежащее, сказуемое, дополнение… Парнишке с первой парты самому справиться с заданием не получается, и он, заглядывая через плечо, подсматривает записи у однокашников. Елена Алексеевна знакомым во всех школах движением возвращает его голову на место.

Когда ученик на вопрос педагога, когда люди спят, невпопад отвечает, что днем, все дружно смеются. И эти знакомые жесты, и желание подсмотреть, и этот объединяющий всех смех создают по-настоящему душевную обстановку обычного школьного урока. А та реальность, которая находится за железной дверью класса, наверное, хотя бы на 45 минут кажется ученикам далекой и чужой.

- Сегодня же утром действительно было хмуро, пасмурно? – невзначай, продолжая написанное на доске предложение, уточняет у класса учитель. Но реплика с парты показывает, что уклад жизни учеников в СИЗО иной, чем у тех, кто по утрам спешит на уроки по улице: «Не знаем, мы не видели».

"Сегодня же утром действительно было хмуро, пасмурно?" – продолжая написанное на доске предложение, уточняет у класса учитель. "Не знаем, не видели", - возвращают педагога подростки в свою реальность. Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

"Сегодня же утром действительно было хмуро, пасмурно?" – продолжая написанное на доске предложение, уточняет у класса учитель. "Не знаем, не видели", - возвращают педагога подростки в свою реальность.Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Несовершеннолетние ученики проводят в следственном изоляторе от нескольких месяцев до года. Но несмотря на криминальное прошлое учеников педагоги говорят, что сами они гораздо больше уверены в своей безопасности в СИЗО, чем в обычной школе. Здесь никто из них не ходит в одиночку, а на всех уроках всегда присутствует кто-то из сотрудников изолятора. Так что конфликтные моменты исключены. «Никто из ребят не хочет попасть за нарушение в карцер», - поясняют позже педагоги.

Елена Трушова, сверяя время окончания урока по наручным часам, выдает задания для самостоятельного изучения.

- Сегодня на уроке не было Ивана. Ты же с ним в одной камере сидишь? Передай ему, какое сегодня домашнее задание, – просит она напоследок одного из учеников. И слово «домашнее» внезапно режет слух.

«Читал соцсети»

Перемен в школе СИЗО не бывает. Все учителя приходят с утра в класс одновременно и дожидаются, когда закончится предыдущий урок, чтобы сменить коллегу у доски. Поэтому специально чтобы журналист мог пообщаться с одним из юношей и педагогами, других учеников-подследственных на время уводят в камеры.

Знакомимся с 16-летним Максимом. Он житель одного из районов Сыктывкара. В первый раз попал в СИЗО в 15 лет. А после драки в июне этого года вновь оказался здесь, так что все каникулы провел в стенах изолятора. Говорит, что учился на плохие оценки. Хотя сейчас проходит программу 8 класса, признается, что давным-давно не посещал школу.

- Как же так? – удивляюсь я.

- Просто прогуливал. С 6-го класса вообще перестал ходить на уроки.

- Почему?

- Считал себя самостоятельным.

- Что-то читал в школе?

- Ничего не читал. Только соцсети, когда с друзьями переписывался, - уточняет Максим. Сейчас все общение со свободным миром у 16-летнего парня ограничено встречами с родителями, они могут посещать его всего раз в месяц.

- Знаете, зато я здесь полюбил читать, - добавляет Максим. – Тут в библиотеке много книг, прочел все про Гарри Потера, про войну читал.

Как пояснила потом Елена Трушова, Максим – исключение среди учеников СИЗО, проявляет реальный интерес к учебе и много читает. В прошлом учебном году он прилежно исписал домашними заданиями всю тетрадь, делился впечатлениями от книг. Стремление парня к учебе учитель только поощряет, и такое непредвзятое отношение к нему оказывается плодотворным. Да и сам Максим признается, что в школе СИЗО к нему относятся лучше, чем в родной. Парень поясняет, что больше не хочет сюда попадать, желает исправиться и после школы пойти учиться на крановщика, даже училище присмотрел.

- Что тебе хочется сейчас больше всего? – спрашиваю парнишку напоследок.

- Домой, - отвечает Максим и отворачивается, пряча лицо.

16-летний Максим один из немногих, кто читает в СИЗО: "Дома только соцсети читал, а тут прочел все книги про Гарри Потера". Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

16-летний Максим один из немногих, кто читает в СИЗО: "Дома только соцсети читал, а тут прочел все книги про Гарри Потера".Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Похвалить и пожурить

Когда железная дверь закрывается и за Максимом, нам удается немного поговорить с педагогами. Алена Маличкина, заведующая учебно-консультационным пунктом в Верхнем Чове и одновременно преподаватель химии, уточняет, что далеко не все ученики охотно идут на контакт и не всегда готовы раскрываться перед учителем.

- Когда они попадают в СИЗО, то уже начинают оценивать степень вреда от собственных слов. Знают, что пор ой лучше промолчать, чем сказать что-то лишнее, - замечает она.

Словесник Елена Трушова прежде чем прийти работать педагогом в колонии и СИЗО, преподавала в КГПИ, занималась с одаренными детьми из сельской местности. Разницу в уровне образования между прежними учениками и нынешними она, безусловно, чувствует. Но на отношении к непростым школьникам СИЗО это не отражается.

- Мы не знаем, по каким уголовным статьям эти ребята проходят, почему сюда попали. Никогда не спрашиваем. Видим в них прежде всего учеников. Это личности, которые имеют свои особенности, которые попали в непростые жизненные обстоятельства. Но если получается, то стараешься их повоспитывать, похвалить, пожурить, как в обычной школе, - размышляет Елена Трушова.

Учителя в СИЗО не задают подросткам лишних вопросов. "Мы не знаем, по каким уголовным статьям эти ребята проходят и почему сюда попали", - говорят они. Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Учителя в СИЗО не задают подросткам лишних вопросов. "Мы не знаем, по каким уголовным статьям эти ребята проходят и почему сюда попали", - говорят они.Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

У ребят, которых учатся в СИЗО, по наблюдениям педагогов, не найти долговременных целей на учебу. Например, никто не стремится получить больше знаний, закрепить их, чтобы поступить в вуз или колледж.

- Здесь у школьников нет установки получить знания. Для них уроки - способ отвлечься от ситуации, в которой они находятся. Для них есть только здесь и сейчас. А что ждет их дальше, неизвестно.

Чтобы как-то заинтересовать ребят, каждому из 11 учителей, которые преподают в СИЗО, приходится идти на педагогическую хитрость. По физике непонятные законы становятся ученикам ближе, если объяснять их практическое применение. Абстрактная для учеников математика тоже дается через жизненные примеры. Учитель Галина Налимова находит ситуации, которые могут увлечь ребят: сколько они сэкономят, если используют скидку по акции, сколько рулонов обоев потребуется для оклейки помещения. Зато на уроках истории у Марии Рауш подследственные в СИЗО порой радуют преподавателя знаниями предмета за пределами школьной программы, особенно если тема занятия – обществознание.

- С ними непросто говорить на тему гражданственности, - признается Мария Карловна. – Они досконально изучают Конституцию самостоятельно, знают все свои права и обязанности. К таким урокам приходится готовиться особенно тщательно.

В отличие от среднестатистической школы в классах СИЗО на окнах частая решетка и металлическая дверь. Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

В отличие от среднестатистической школы в классах СИЗО на окнах частая решетка и металлическая дверь.Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

У школьников из СИЗО в этот день еще несколько занятий. Они не прибегут на них по звонку сами, их приведут сотрудники изолятора. Не смогут, как их ровесники из городской школы, подурачиться на переменах, позвонить в свободную минуту домой или прогулять урок. Но несмотря на это педагоги в СИЗО в отличие от обычных школ после уроков всегда слышат «спасибо».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Уроки по 20 минут и тактильные линейки: как проходят занятия для особенных детей в Сыктывкаре

В школе № 18 ребята с особым образовательным статусом учатся вместе с обычными (подробности)

Уроки — как лекарство от болезни. Кто и как в Сыктывкаре учит детей, которые попали в больницу

Мы узнали, как устроена школа при Детской республиканской больнице в Сыктывкаре, и почему обучение в лечебном учреждении нужно и важно (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также