Общество

КОРОНный нокаут: предприниматели Коми подсчитывают убытки

Сложно ли в республике получить господдержку бизнесменам и стоит ли оно того
Коронавирус и самоизоляция больно ударили по предпринимателям в Коми

Коронавирус и самоизоляция больно ударили по предпринимателям в Коми

Коронавирус, самоизоляция, ограничения эти слова уже поперек горла жителям Коми. Но, к сожалению, они еще долго будут отдаваться эхом в республике. Местные предприниматели практически сразу по живому приняли удары эпидемии. И не факт, что переболев коронавирусом, региональный бизнес заработает иммунитет. И «вакцины» в виде мер поддержки тут могут уже не помочь: простите, мертвым они, как известно, ни к чему.

Поддержать нельзя бросать

Для поддержки бизнеса государство выделило деньги и ввело определенные послабления. Снижение налоговых ставок, беспроцентные кредиты, льготы для перевозки грузов, изменение сроков исполнения контрактов казалось бы, список мер поддержки большой и не может не обнадеживать.

Однако многие предприниматели говорят о том, что этой поддержки недостаточно и частенько она просто не доходит до пункта назначения. В видеообращениях, адресованных врио главы Коми Владимиру Уйбе, многие бизнесмены просили даже не льготных кредитов и субсидий, а просто законной возможности зарабатывать свой хлеб. При этом наш народ не пальцем деланный: некоторые творческие бизнесмены во время самоизоляции всячески пытались повернуть ситуацию в свою пользу: спортивные клубы проводили фитнес-тренировки на open-air, кафе придумали доставку, чтобы работать хотя бы в «ноль» и не обанкротиться. Увы, такая переквалификация не всем дала ожидаемый плюс.

Светлана Турова. Фото из личного архива героини

Светлана Турова. Фото из личного архива героини

Оборот упал в 2,5 раза

Из-за коронавирусных ограничений основательнице творческой мастерской «Югыд-арт» Светлане Туровой пришлось закрыть мастерскую в Эжве и сократить расходы оборот упал в 2,5 раза. Приспособить производство к условиям самоизоляции, увы, не получилось.

- А как? С 28 марта всем запретили работать! В апреле шили маски, так как получили письмо от минпромторга через администрации, шили их только под заказ. Но объемы заказов были небольшие. Да и маски — это нерентабельно: затраты большие, а заработать сложно. Многоразовые маски стоят дороже, чем одноразовые. И на стоимость материалов закладываются большие расходы по логистике, потому что в Коми ни тканей, ни резинок, ни других материалов для масок не производят. Получается, что мы заработали немного больше, чем потратили на оптовые закупки необходимых материалов для масок. Объем интернет-заказов в этот период тоже упал, так как люди стали тратить только на предметы первой необходимости, - объяснила Светлана Турова.

Светлане удалось получить отсрочку по кредиту на шесть месяцев в микрокредитной организации Коми (кредит брали под инвестиционные цели — на закупку вязального оборудования). Кроме того, мастерской дали скидку в 50% на аренду муниципальных помещений.

- Определенный период мы даже не могли пользоваться этими помещениями, был простой. Но скидка на аренду это тоже хорошо. По помещению, которое у нас было в коммерческой аренде, удалось договориться о снижении стоимости аренды, правда, пришлось закрыться и съехать, так как содержать его в убыток при отсутствии возможности окупить расходы, невозможно.

Пробовала запустить доставку

Анна Лифанова. Фото из личного архива героини

Анна Лифанова. Фото из личного архива героини

У руководителя кофейни «Coffee Way» Анны Лифановой ситуация тоже непростая.

- У меня до пандемии было два кофе-бара. Один располагается в фитнес-клубе, второй был на Коммунистической. Ущерб серьезный, так как в один миг закрылось все. 28 марта я запомню на всю жизнь. У меня было полное отрицание и непонимание того, что дальше делать и как это надолго? Насколько хватит ресурсов, чтобы платить аренду, налоги, зарплату? Еще счета поставщикам за товар, который уже завезли... Один кофе-бар не работает до сих пор, так клуб закрыт, а весь трафик формируется за счет его клиентов. Второй бар размещался вместе с магазином канцтоваров, и они приняли решение закрыть точку, потому что школьники и студенты стали учиться дистанционно спрос резко упал. И мне пришлось съехать, хотя кофе на вынос я могла бы продавать. Вот такие цепочки событий.

Пытаясь вернуть часть доходов, Анна Лифанова попробовала запустить доставку. Но после пришлось отказаться от этого решения: расходы на доставку и потеря вкусовых качеств у напитков перевесили плюсы. Но предпринимательнице удалось получить господдержку. Правда, и в этом случае не все было безоблачно.

Ей дали субсидию в размере 12130 на человека в апреле и мае для этого в налоговую было просто предоставить заявление на одном листе и сдать отчетность в ФСС, никакой волокиты не было. А вот с получением кредитных каникул пришлось сильно попотеть.

- Ни о каком упрощенном пакете документов и быстром рассмотрении речи не идет! В результате лично я получила кредитные каникулы. Знаю, что многие другие не смогли этого сделать.

Также Анна подала документы на кредит с господдержкой под два процента годовых и запустила бар по другому адресу.

- Оформление прошло быстро, онлайн, с выдачей были заминки на несколько дней, но это мелочи. Но больше половины суммы я верну государству обратно в виде налогов. Сумма кредита из расчета выплаты МРОТ на 6 месяцев, а поддерживать МРОТ и количество сотрудников я должна 10 месяцев. Поэтому не такая уж замечательная поддержка получается в итоговых цифрах. Но сейчас для «оборотки» и старта мне нужны эти средства, поэтому воспользовалась. Если фитнес-клубы не откроют, мне надо будет оперативно искать другое место, чтобы обеспечить сотрудников работой и зарплатой. Иначе я потеряю эту поддержку от государства.

Один на один

Максим Гегелев. Фото из личного архива героя

Максим Гегелев. Фото из личного архива героя

У владельца сети пабов «Крылья» Максима Гегелева ситуация еще хуже.

- У меня есть пара знакомых, у которых во время самоизоляции выручка только выросла. При этом они получили поддержку от государства. А мы до сих пор «стоим»: работает только одно заведение на доставку и вынос. И поддержки от государства мы практически не получили. Недавно нам одобрили кредит под льготный процент с последующим списанием, но что будет через год? Не придумают ли, что в итоге мы будем вынуждены его вернуть?! Считаю такое распределение в корне неправильным. Помогать надо было всем, кому запретили работать.

Ущерб, нанесенный бизнесу, Максим называет катастрофическим: «Совершенно не ожидали такого подвоха, не ожидали, что закрыв бизнес, правительство оставит с проблемами один на один. Их на сегодня огромное количество», - подводит горький итог предприниматель.

Тренер Евгения Чуракова так же отметила, что люди, которые содержат фитнес-залы во время самоизоляции очень серьезно пострадали. Для них отсутствие господдержки практически крах.

- Конечно, я не веду сейчас групповые занятия. Бог с ними, с деньгами, но я безумно скучаю по девочкам. Очень хочу, чтобы зараза уже ушла, и мы вернулись к тренировкам.

По словам Евгении Чураковой, люди соскучились по спорту: очень много запросов на онлайн-тренировки, тренировки в парках.

Что делать?

Предприниматели говорят о том, что правительство должно больше внимания уделять спасению бизнеса. Светлана Турова отмечает: развитие местного предпринимательства только сыграет на руку правительству — больше налогов, больше рабочих мест, меньше уезжающих.

Анна Лифанова отмечает, что поддержка государства несбалансирована.

- Мне очень бы хотелось, чтобы государство не давало одной рукой, а другой забирало. Отмените Единый социальный налог, оплату патентов и ЕНВД до конца полного снятия ограничений. Тогда мы действительно увереннее встанем на ноги и сможем сохранить рабочие места не только на 10 месяцев, а на более длительный срок! Ведь разрешение на работу не вернуло тот уровень выручки, который был до пандемии. И неизвестно, сколько времени еще пройдет, чтобы люди вышли на такой же уровень потребления.

Максим Гегелев предлагает посмотреть на опыт европейских стран в поддержке бизнеса.

- Что бы я сделал? Остановил бы начисление всех процентов на кредиты в период «самоизоляции». Выделил бы субсидии, но с гораздо более простой, лёгкой системой их получения. Выдал бы дешёвые кредиты на этапе восстановления. Занялся бы проблемой с арендой: сейчас множество ТЦ в России всех заставляют платить аренду, даже если ты не работаешь!

Евгения Чуракова тоже ратует за послабления: она считает, что фитнес-залам нужно разрешить работать. Конечно, с соблюдением всех мер безопасности: с социальной дистанцией, ограничением числа людей и прочими мерами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Прежними уже не будем»: последствия самоизоляции для жителей Коми

Взглядом со стороны делится ухтинский психолог Владимир Павлов (подробности)