2018-05-14T23:20:02+03:00

Павел Марущак о деле Гайзера: «Суд не может защитить от пыток»

Алексей Чернов жалуется, что вся его камера заставлена томами уголовного дела
Павел Марущак: "Генпрокуратура побила рекорд следствия, которое и без того слабо готовилось к обвинению". Фото: 7х7Павел Марущак: "Генпрокуратура побила рекорд следствия, которое и без того слабо готовилось к обвинению". Фото: 7х7Фото: из открытых источников
Изменить размер текста:

Сегодня в Замоскворецком суде Москвы состоялось очередное заседание по делу экс-главы Коми Вячеслава Гайзера и группы региональных чиновников, образовавших организованное преступное сообщество, которое действовало в Москве и Коми. В столице судят заместителя Гайзера Алексея Чернова, председателя Госсовета Коми Игоря Ковзеля, бывшего сенатора Владимира Торлопова, руководителя регионального Фонда поддержки инвестиционных проектов Игоря Кудинова, экс-руководителя Сыктывкарским лесопильно-деревоперерабатывающим комбинатом Валерия Веселова и ряда других. Руководителем ОПС следствие считает бывшего зампреда правления ГК «Ренова» Александра Зарубина, который в настоящее время скрывается предположительно в Великобритании.

Предыдущее заседание было отложено в связи со смертью одного из обвиняемых — Алексея Соколова, который когда-то являлся доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова. Соколова сбила машина 7 мая в Новороссийске, когда ехал на скутере. Как и остальных фигурантов Алексея Соколова обвинили в создании преступного сообщества и участии в нём с использованием своего служебного положения. Соколов, однако, признал свою вину, и суд избрал ему меру пресечения в виде подписки о невыезде. 8 мая, через день после своей гибели, он должен был дать показания по делу бывшего председателя Избиркома Коми Елены Шабаршиной.

Продление ареста

В начале сегодняшнего заседания прокуратура заявила, что намерена продлить арест некоторого имущества птицефабрики «Зеленецкая» и самих подсудимых на несколько месяцев. Защита выступила с ходатайством: она не готовилась к вопросу о продлении мер пресечения. А потому смешивать аресты имущества и процесс нежелательно, подчеркнул адвокат Гайзера Вячеслав Леонтьев. Защитники просили перенести срок данного ходатайства, сообщает ИА REGNUM.

Адвокат Льва Либензона заявил, что ссылаться в вопросе продления арестов на тяжесть предъявленного обвинения, как это делает обвинение, нет оснований. «Мой подзащитный уже три года без малого под стражей. И здесь это надо обсудить — решение ничем не обосновано и ничем не подтверждается. Свыше 12 месяцев его задерживать сейчас просто противозаконно! Требую избрать другую меру наказания, не связанную с изоляцией от общества», — заявила адвокат.

С аналогичным ходатайством выступил и сам Либензон. Он также сослался на ухудшение своего психо-эмоционального состояния и, наконец, попросил перевести его под домашний арест.

Затем выступил Павел Марущак. Он отметил, что генпрокуратура побила рекорд следствия, которое и без того слабо готовилось к обвинению. «Нужно просто желание гособвинителя субъективное, вот обстоятельства изменились и арест надо продлевать. Такой подход не только противоречит УПК, но просто непонятен», — заявил он.

Марущак вслед за Либензоном сослался на свершившиеся допросы свидетелей, которые указывают на то, что прямых свидетельств его вины суд так и не получил. Бывший чиновник также подчеркнул, что поддерживает позицию защиты Веселова. Ранее были установлены особые условия для доставки в суд — присутствуют медицинские основания по инвалидности. Эти основания никак не изменились, суд принял об этом решение, но оно так и не исполнено, возмущается подсудимый.

- Мы имеем установленный факт, что суд не может обеспечить некий минимальный уровень безопасности и свободы… в конечном счёте, защиты от пыток, — указал он и заодно попросил о приобщении справки о признании статуса его семьи как малоимущей.

Марущак иронизировал над предположениями следствия о том, что он способен надавить и повлиять на решения силовых органов. И указывает, что это никак не зависит от того, находится он под стражей или нет. Его защитник отметил, что продление ареста помешает предъявлению им доказательств о невозможности дальнейшего содержания его под стражей и права на защиту. Марущак имеет четырёх малолетних детей, его семья признана малоимущей, он никогда не привлекался к уголовной ответственности. «Я полагаю, что ходатайство стороны обвинения является незаконным, прошу его отклонить», — указывал он.

Квартира Гайзера

По поводу изменения пресечения меры наказания выступил Василий Моляров — он находится в сложном финансовом отношении, а ход процесса мешает ему зарабатывать деньги. Он просил освободить его от домашнего ареста. Его защитник указал, что поведение Молярова свидетельствует о том, что он не намерен скрываться, а гособвинение не позаботилось о предоставлении оснований, что у него может быть такой мотив.

Адвокат Вячеслава Гайзера Вячеслав Леонтьев подчеркнул, что в случае неподтверждения обстоятельств мера пресечения не может быть избрана и продлена. Вслед за другими защитниками он указал на то, что гособвинение никак не озаботилось предоставлением соответствующих доказательств суду. Леонтьев просил для Гайзера содержания под домашним арестом в Москве, где у Гайзера есть квартира в доме, который вполне способен обеспечить контроль над домашним арестом (речь идёт о здании по адресу ул. Таллинская, д. 32 – ред.).

Защитник Валерия Веселова заявила: «Всем известно, что мой подзащитный страдает от тяжёлых заболеваний, однако прокуратура не озаботилась изучением вопроса о возможности продления такой меры пресечения». Веселов содержится под стражей уже 2,5 года, за это время были допрошены ключевые свидетели по делу, в том числе Демьян Москвин, который ответил, что никакого давления от Веселова он не испытывал, отметила адвокат. Аналогично заявлял и Самойлов.

Адвокат Веселова подчёркнула, что её подсудимый периодически вводит инсулин. Она также просила перевести его на домашний арест в Москве — на соответствующую квартиру заключён арендный договор с родственниками Веселова.

Адвокат предложил залог

Алексей Чернов указал, что слова обвинения о том, что обстоятельства дела никак не изменились с момента его ареста, просто абсурдны. Уже даны соответствующие показания и никто не подтверждал гипотезы об угрозах или влиянии со стороны Чернова. Кроме того, гипотеза о том, что Чернову могут оказать помощь для побега члены его семьи, также уже несостоятельна как минимум в связи, например, со смертью отца Чернова. Наконец, деньги подсудимого были переданы его жене по алиментным соображениям, однако и их умудрились арестовать. Он трижды пытался уточнить у компетентных органов источник полученных денег, но каждый раз ему отказывали в ходатайстве по надуманным, по мнению Чернова, обстоятельствам.

- Никакой спецназовской подготовки за мной не установлено, — отметил Чернов, говоря о спекуляциях по поводу его возможного побега. - Адвокат передаёт мне и стенограммы и копии томов, но всё дело в том, что передача такого документа занимает от одной до трёх недель — они морально устаревают. И у меня физически уже нет места в камере! У меня просто добродушный сосед, который не возражает, что скамейка заставлена моими томами.

Адвокат Чернова Карен Гиголян добавил, что он против удовлетворения ходатайства гособвинения о содержании под стражей — оно немотивированно и незаконно.

- Я по-своему понимаю позицию гособвинения. Сначала оно возлагало всю ответственность на органы предварительного следствия, теперь — тоже на тот же орган предварительного следствия… Такая модель поведения, наверное, хороша на данном этапе следствия, но как относиться к этому на стадии прений? — не понимает Гиголян.

Гиголян отметил, что готов предоставить свои личные 3,5 млн руб. в качестве залога в связи с изменением меры пресечения для Чернова.

Однако суд решил иначе: он продлил меру пресечения всем подсудимым до 27 августа 2018 года. Аналогичное решение вынесли по аресту имущества.

На этом судебное заседание завершилось. Следующее заседание состоится 16 мая.

Также читайте:

Суд по делу Гайзера: «финансист-технолог» Москвин осужден на 6 лет колонии.

Адвокат Вячеслав Леонтьев: «Гибель Алексея Соколова, предполагаю, может приостановить рассмотрение дела Гайзера».

Еще больше материалов по теме: «Дело Гайзера»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также