Премия Рунета-2020
Сыктывкар
-1°
Boom metrics
Общество1 декабря 2023 9:50

«Я – патриот своей республики»: всю красоту Коми в фотографии показывает госинспектор Печоро-Илычского заповедника Виктор Квасов

Известный в Коми фотограф рассказал о своей любви к природе родного края
О своей любви к природе государственный инспектор Печоро-Илычского заповедника рассказал журналу #ПроКоми. Фото: личный архив героя публикации.

О своей любви к природе государственный инспектор Печоро-Илычского заповедника рассказал журналу #ПроКоми. Фото: личный архив героя публикации.

Листая фотоленты соцсетей и замирая от восторга при виде величественных останцев плато Маньпупунёр, мы даже не думаем о том, кто находится по ту сторону объектива. Одно из семи чудес России предстаёт перед нами во всей красе – в разное время года или суток, неповторимых ракурсах и меняющейся погоде. Фотограф Виктор Квасов – тот самый человек, который зачастую восхищает нас своим творчеством. Его имя широко известно в республике, и не только благодаря фотографии. О своей любви к природе государственный инспектор Печоро-Илычского заповедника рассказал журналу #ПроКоми.

– Витя, твои фотошедевры манят туристов со всего света приехать и своими глазами увидеть знаменитые столбы выветривания. Ты родился в этих местах?

– Я родился в посёлке Заозерье в Сысольском районе. В 2016 году Коми отмечала 95-летний юбилей, и вы помните – по всем телеканалам, социальным сетям, пабликам, мессенджерам в это время крутили различные красивейшие видеоролики, посвящённые нашей республике. Показывали не только достопримечательности в городах, известных личностей, но заповедные места, нетронутую природу, богатейшую флору и фауну нашего края.

Мне на глаза попался ролик про Троицко-Печорский район и лосеферму в Якше, и я сразу загорелся, как захотелось туда попасть. Я позвонил в Печоро-Илычский заповедник и спросил: «Нужны ли работники»? Мне ответили «Да, но зарплата маленькая». А я сказал: «Мне всё равно». С тех пор я здесь, работаю государственным инспектором.

– Чем занимается госинспектор?

– Охраняет территорию заповедника от злоумышленников и браконьеров. В мою работу входит проверка пропусков туристов, разрешений, которые выдаются дирекцией заповедника. Если мы находим человека, который проник нелегально на территорию заповедника, то ему грозит административное правонарушение.

– Ты сам видел браконьеров?

– Это большая редкость. В основном ловим туристов, которые незаконно рвутся на плато и лезут со всех сторон, из других регионов, как тараканы. Прошлой осенью поймали 5-6 человек в разное время, я даже ругался, мол, что же вы сюда ходите без разрешения, постоянно вас ловлю! С Коми таких никогда не бывает, потому что это очень трудный путь для самостоятельного похода.

Был случай, когда я в качестве проводника спускался с плато вместе с группой туристов по тропе. Я обычно иду в самом конце, даже немного отстаю. Незаконная парочка в это время спряталась в лесу, переждать, когда пройдёт группа. Пропустив туристов, они вышли на тропу и наткнулись прямо на меня. Мне на самом деле забавно: нелегалы стали очень ленивыми, смело шагают по общей тропе (смеётся). Некоторым до останцев остаётся дошагать какие-то несколько сот метров, были даже такие, которые дошли до дома инспекторов, а это же совсем рядом! Конечно же, ребята их развернули, таковы правила и закон.

Самая большая группа туристов-нелегалов, которую мы поймали, состояла из 15 человек – сборная солянка с разных регионов под руководством недобросовестного гида-проводника. Они пробирались в июне, когда можно и ночью идти, ведь всё видно как днём.

– Опасные типы встречаются?

– Когда я был прикреплен к плато и работал гидом, то тонко чувствовал, что плато – мой дом, мой двор, моя территория. И представь, что к тебе вдруг приходят незваные гости без приглашения. Бывают и агрессивные, но до разборок или криминала дело не доходило. Все конфликты стараемся разруливать ровно. Самое настороженное время дежурства – зима. На снегоходе можно добраться на Маньпупунёр отовсюду, а видимость в метель и стужу практически нулевая. В 2021 году мы как-то спугнули нелегалов, увидели их по свету фар.

Очень выручают туроператоры из регионов, с которыми за годы работы у гидов-проводников складываются правильные рабочие и дружеские взаимоотношения. Они могут предупредить нас о нехороших людях, планирующих незаконно проникнуть в заповедник. Или же мы докладываем о туристах, которые ведут себя некрасиво – угрожают инспекторам или выпивают на территории заповедника. Все сложные вопросы решаем быстро.

– Сколько раз ты был на плато?

– Я помню свой первый раз. Мне дали группу, сказали: веди! Я весь был в азарте и на адреналине! Мы с группой по Печоре доплыли до леса, откуда до кордона «Вологодская грань» – 10 километров, а я весь на эмоциях – я ни разу не видел горы! Я летел! И группа летела вслед за мной. После «Вологодки» ещё 10 километров, где криволесье и карликовые берёзы. Я стою, наслаждаюсь красотой Пармы, говорю: «Ну что, привал сделаем, отдохнём?» Поворачиваюсь, а за мной вся группа… лежит и стонет: «Да-а-а, прива-а-а-а-л». Картина маслом. На самом плато меня хватило минут на 10-15, я уже был готов бежать куда-то дальше. На Маньпупунёр я был много раз, не считал сколько, я жил там по два месяца как инспектор, охранял и наблюдал за природой.

– Но ведь не только охрана заповедных территорий входит в твои обязанности.

– Госинспектор ведёт наблюдения за природой, растениями и животными, записывает в полевой дневник. Грамотно отметить явления природы, происходящие вокруг, – не самая лёгкая задача, ведь одно дело увидеть самому, но совсем другое – описать увиденное для других. Например, как набухают почки на деревьях или появляются первые цветы весной, когда восходит и заходит солнце, где увидели оставленные следы медведя или лося.

В заповеднике важно абсолютно всё – например, норка проплыла через Печору от левого берега к правому. Госинспектор должен записать всё в деталях – место, условия, дата и время. Эти дневники фенологических наблюдений во многом помогают сотрудникам научного отдела в изучении и анализе растительного и животного мира, климатических условий на территории заповедника. Это летопись природы.

– Какие были твои самые любопытные наблюдения?

– Было время, когда я специально напрашивался на полевые работы с научными сотрудниками, помогал носить вещи, оборудование. Однажды мы целую неделю искали какой-то редкий вид папоротника, который вечнозелёным зимует под снегом. Древнее реликтовое растение найти было очень сложно, тем более что был риск случайно на него наступить. Это очень кропотливый труд.

Или же, например, егеря ведут учёт ягод на полевой делянке – это когда на нескольких точках-площадях размером метр на метр в течение сезона, с июня по сентябрь, сотрудниками считается количество выросших плодов – черники, брусники, морошки. Я называю эти делянки «грядками». Раз в неделю госинспекторы помогают расчищать дорогу до лесных «грядок». Летом на кордонах заповедника работают семейные пары, которые весь сезон считают ягоды. Этакое единение с природой.

На самом деле в этих наблюдениях всё зависит от человека: если ты видишь что-то интересное для себя, любопытное, то обязательно зафиксируй, сфотографируй, опиши. А научные сотрудники потом разберутся.

– Витя, откуда такой интерес к природе?

– Я же вырос в деревне. С детства меня окружали сельский быт и поля-огороды, мы пасли скотину, жили на сенокосах, я напрашивался с лесниками на выезды в Парму отводить делянки, это было очень здорово. Даже школьные каникулы не были отдыхом, это всегда был непрекращающийся труд от первых петухов и до заката. После армии я однажды приехал в город, чтобы найти работу. Жил в Сыктывкаре и Эжве, пробовал разные варианты, мотался, искал то, что по душе. Но нет, город – это не моё.

В заповеднике вокруг тебя чистота-красота, свежий воздух, нет суеты и информационного шума. Да, на лосеферме в Якше есть Интернет, на кордонах в заповеднике тоже – связь нужна для рабочих моментов. Но жизнь здесь течёт совершенно в другом темпе – размеренно, неторопливо и созидательно.

– Годы работы наверняка обросли интересными встречами?

– У меня есть знакомый сыктывкарец, который работает в типографии. И он отправлял в печать фото Маньпупунёр десятки-сотни раз, каждый второй день, всё-таки брендовое изображение. Но ни разу на плато не был, собственно вообще на природе не был, только в Кировский парк выходил прогуляться. В путешествие на плато парень приехал с дорожным чемоданом на колёсиках. Я помог ему собрать обмундирование, и мы вышли с группой. Это было очень тяжёлое путешествие, он спотыкался и падал, пальцы ног сбил в кровь, но был невозможно счастлив, потому что, наконец, добрался до останцев.

Вообще городские жители иногда очень забавные. Был случай зимой: мы с очередной группой на плато, всё вокруг белым-бело. И один парнишка подбегает ко мне радостный, а в ладони несёт маленькие коричневые камушки, похожие на шарики несквик, и говорит: «Виктор, какие необычные красивые камни тут! Можно их взять с собой?» Я ему открыл глаза на правду про зайцев, он, конечно же, расстроился, потому что подумал, что это уникальное природное явление.

– Когда лучше в заповеднике – зимой или летом?

– Зимой мне нравится больше. Хоть и холодно очень, зато комаров нет. И когда полный штиль – аж всё звенит вокруг, солнечное гало светится, или северное сияние переливается. Доедешь на снегоходе до столбов, ложишься на спину на снег и созерцаешь…

– А в метель или пургу?

– В непогоду мы порой по три дня из дома не выходим. А если выходишь, то зачехляешься, как космонавт. Помню, зима 2021-го была очень морозной. На плато был страшный ветер и -35С, ниже спускаешься – уже -42С, на «Вологодке» – -48С. На снегоходах во время езды приходится приседать, чтобы согреться. Тогда же где-то на Урале заблудилась группа туристов, подали сигнал о спасении. Наши МЧС-ники передали его нам, потому что ближе и быстрее. И я искал лыжников в метель, ездил за хребет чисто по GPS, по рельефу, практически на ощупь. Все очки снегом занесло, я их приподнял и в щёлку высунул один глаз. Мы тогда в этой непогоде с лыжниками разминулись буквально на 5-6 метров. Но к лагерю приехали одновременно, всё окончилось благополучно.

К зиме привыкаешь. Иногда туристы приезжают в заснеженный лагерь, а ты выскакиваешь встречать их из тёплого дома в одних тапочках. Они в ужасе: они босые ходят! Мои коллеги с Кавказа спрашивали: как вы тут вообще живёте?! Они были в шоке от нашей северной погоды.

– Твоя персональная выставка в Сыктывкаре «На пути к великанам» получила много положительных откликов.

– Она будет «гулять» по республике целый год. Например, всё лето выставка будет экспонироваться в Ухте. Самое интересное, что я начинал снимать на телефон, затем на обычную «зеркалку», но даже профессиональные фотографы удивлялись: а что так можно было? Маньпупунёр я снимал тысячекратно, знаю наизусть, когда будет необходимая погода, подходящая для определённых съёмок.

– Витя, ты ощущаешь мистическую связь с предками, когда находишься рядом со столбами?

– Я люблю всю республику и всю страну. У меня совершенно одинаковое отношение как к плато Маньпупунёр, так и ко всему Печоро-Илычскому заповеднику в целом. К лосеферме в Якше, национальному парку «Югыд ва», Полярному Уралу. Иногда просто нет времени, чтобы запечатлеть все красоты Коми. И хоть и не коми морт, но родился под звёздами республики средь тайги, озёр, болот и рек. Я – патриот своей республики.

ДОСЬЕ

Виктор Квасов, 36 лет.

Виктор родился в посёлке Заозерье Сысольского района. Окончил техникум по специальности «Автомеханик», с 2016 работал в Якше на лосеферме, в 2018 перешёл в госинспекторы Печоро-Илычского государственного биосферного заповедника. В 2019 году получил диплом гида-проводника после учёбы в Кавказском госзаповеднике.

Действующий член Русского географического общества, участник и победитель различных фотоконкурсов. Работы Виктора публикуются в республиканских и всероссийских СМИ, его фотографии были представлены в выставке «Бескрайний север» в галерее «АртМост» в рамках проекта «Природа. Традиции. Люди», посвящённого 100-летию Республики Коми (Москва, Санкт-Петербург). В 2023 году в Сыктывкаре состоялась презентация его первой персональной фотовыставки «На пути к великанам».

Женат, воспитывает трёхлетнего сына Артура.

Путешествие Шишки

В 2015 году Виктор Квасов запустил авторский фотопроект «Путешествие Сосновой Шишки», аналогов которому нет в мире. Фотограф приделал к обычной сосновой шишке ножки и ручки, а затем надел на него рюкзак. В своих работах автор показывал, как путешествует обычная шишка на суше и на воде, создавал истории. Чуть позже компанию Шишу, так зовут главного героя проекта, составила его подруга Шиша. Удивительная парочка инспектировала дороги Сыктывкара, прогуливалась по заснеженным лесам Печоро-Илычского заповедника, устраивала романтические встречи на 8 марта, навещала лосят в Якше и водила хороводы вокруг новогодней ёлки.

Про жизнь и быт Шиша писали многие республиканские СМИ и паблики. И до сих пор каждый «выход» сосновых героев в Интернет сопровождается десятками одобрительных комментариев и сотнями лайков.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Хочу вернуть песни и гармонь в село»: журнал #ПроКоми узнал у гармониста Владимира Трошева, как завоевать народную любовь

Музыкант Владимир Трошев из Коми рассказал о детстве, творчестве и главных ценностях в жизни (подробности)