Общество

«Порою спуск коварнее подъема!»: в Коми прошла горная экспедиция памяти альпиниста Сергея Журавлева

В альпсборах приняла участие «Комсомолка»
В память о легендарном коми альпинисте Сергее Журавлеве на Динозавре установили табличку

В память о легендарном коми альпинисте Сергее Журавлеве на Динозавре установили табличку

Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Известный в Коми альпинист, журналист, писатель Сергей Журавлев ушел из жизни в ноябре прошлого года. В июле этого года его ученики организовали сборы у подножия Динозавра — любимой горы Сергея Васильевича (это не топонимическое название, а альпинистское, официальное название горы Скальная). Я отправилась отправились вместе с ними в поход имени великого учителя и любимого тренера.

Памятная табличка

Необходимость похода в честь Сергея Васильевича обсуждалась сразу после его кончины. Организатор похода Оксана Апанасевич рассказала, что сбор средств для изготовления памятной таблички в честь Журавлева стартовал в начале года. Удалось собрать более 20 тысяч рублей. Табличку сделали из алюминия, который выдержит суровые уральские морозы, ветра и дожди.

— Текст на табличку искали ёмкий. Кроме биографических данных взяли строчки из его «Марша полярных альпинистов». В этом четверостишье есть и про горы, и про дружбу, и про то, зачем люди стремятся к облакам. А еще очень важный знак — Орден Эдельвейса (номер 157), которым папу наградили за заслуги в развитии российского альпинизма. Этот орден дают немногим, и отец им очень гордился, — рассказала дочь альпиниста Полина Гайнерт.

Красота Урала поражает

Красота Урала поражает

Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Спасатели из Ямало-Ненецкого автономного округа, которые дружили и работали с Сергеем Васильевичем — с 2010 года на альпсборы к Журавлеву приезжали спасатели ГКУ ЯНАО «ЯМАЛСПАС» для обучения, тоже приняли участие в сборах. Они привезли в память о тренере ледоруб — символ альпинизма.

— Ледоруб, наверное, самое старое снаряжение альпиниста, он использовался примерно с первой половины XX века. Раньше с его помощью рубили ступени на ледовом и снежном склоне, а после создания кошек он стал применяться как средство самостраховки. Мы изготовили ледоруб ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов) образца 80-х годов. Наверняка точно с таким же ледорубом Васильевич бегал в молодости по горам, — говорит спасатель Андрей Гуничев.

Долгая дорога

Изначально планировалось, что в сборах примут участие 6-7 человек. Благодаря народной молве количество участников экспедиции неуклонно росло: за неделю до похода — 36! Сыктывкар, Ухта, Инта и даже Салехард. Это все, кто дружил с Сергеем Васильевичем, читал о нем или слышал о его подвигах.

Планировалось, что пойдут 6-7 человек. В итоге - 36!

Планировалось, что пойдут 6-7 человек. В итоге - 36!

Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Экспедиция стартовала в Микуне. В дороге спали и предвкушали поход. Ближе к Полярному кругу за поездным окном замелькали горы: далекие и снежные — они казались миражом. Доехали до станции Собь, собрались с силами на дорогу до базового лагеря у подножья Динозавра — и в путь. Первый подъем — самый сложный. Но подъемы ты рано или поздно преодолеешь, а кустарники по пути к долине Динозавра заставят страдать благодаря нескончаемым крючковатым сучьям, которые преграждают путь.

Мне «повезло»: в кустарниковой ловушке я сломала руку — нога соскользнула на торчащем корне, и я всей тяжестью тела повалилась на правую кисть. Кость судя по всему треснула, рука стала похожа на тряпочку (через неделю в травмпункте диагноз подтвердился — перелом со смещением). Положение спас альпинист Константин Толстиков, который достал из своего бездонного 120-ти литрового рюкзака эластичный бинт и перевязал кисть. Так я и проходила всю неделю, вызывая жалобные взгляды: «Болит?». К счастью, боли не было.

В походе я сломала руку

В походе я сломала руку

Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Сложная дорога завершилась глубоким вечером у Динозавра, гору уходящее солнце окрасило в умопомрачительный розовый цвет. Солнце скрылось. Прошло немного времени, и светило снова появилось на небосклоне, начав работу над рассветом. И так было каждый день. К полярному дню сложно привыкнуть, а к полярной жаре — так и вовсе невозможно.

Жара на Полярном Урале настолько редкий гость, что мы каждый день ждали привычной непогоды, а ее все не было. Альпинисты шутили, мол, это Сергей Васильевич договорился с кем надо на небе, чтобы погода благоволила участникам сборов всю неделю. Иначе как объяснить тот факт, что погода испортилось только в тот момент, когда последний турист сел в поезд. Мистика.

В походе нашлось место ми-ми моментам

В походе нашлось место ми-ми моментам

Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Восхождение

На второй день мы, отдохнувшие, отправились на массовое восхождение на вершину Динозавр Главный (1059 над уровнем моря) по маршруту 1Б — это начальная категория сложности, чтобы установить памятную табличку и ледоруб. Преодолеть маршрут можно без специального альпинистского снаряжения с минимальным опытом. Единственное требование — здоровые руки и ноги. Увы, это не про меня. В совершеннейшем расстройстве я осталась в лагере, когда все остальные пошли на вершин. Горы бравады не прощают. Лишь собирала обрывки чужих впечатлений и питалась эмоциями других.

Ребята стартовали около восьми утра и через двенадцать часов были дома. Горящие глаза, обветренные щеки, радостное возбуждение. Инструкторы сделали восхождение максимально безопасным, так как далеко не все участники похода были опытными альпинистами.

В экспедицию отправились и новички

В экспедицию отправились и новички

Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

— Лазанья не было, но переходы по снежникам, осыпям и крупным камням дали новичкам адреналина! На вершине каждый из нас испытал восторг и ликование! После не расслабились, начали спускаться. «С горой поздравлять только в лагере, ведь спуск порой коварнее подъема!»: учил Сергей Васильевич, — рассказывает Оксана.

Спортсмен Алексей Тарабаев, впервые участвоваший в альпсборах, во время восхождения с помощью беговых часов записал трек маршрута. Любой желающий сможет его загрузить на электронные носители и без лишний усилий повторить маршрут и выйти прямо к табличке и ледорубу.

— Я не знал Журавлева, но проникся чувством глубокого уважения к нему. Мне было приятно, что смог быть немного полезен, когда устанавливал табличку. Я четко понял, что это не последнее восхождение. Обязательно вернусь, чтобы взойти на вершину уже со снаряжением и минимумом альпинистских знаний, — поделился впечатлениями Алексей.

Место пусто бывает

Вечерами мы разжигали пионерские костры. Смотрели на огонь, делились воспоминаниями о Сергее Васильевиче, переплетающимися с песнями на его стихи о полярном лете, которое мы ни за что не променяем на Европу. Сергей Журавлев один из тех, кто открывал миру горы Полярного и Приполярного Урала. Мировое альпинистское сообщество долго не хотело их признавать: низкие, разрушенные, древние. Васильевич, как его называют друзья-альпинисты, пробил эту стену непонимания. Он шел на девственные маршруты, описывал их и классифицировал. Сейчас на вершины Райиз (и не только) проложены маршруты от первой до четвертой категории сложности, где можно выполнять нормативы второго спортивного разряда.

Альпинисты по пути заглянули в гости к ненцам

Альпинисты по пути заглянули в гости к ненцам

Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Как писал Сергей Васильевич, горный массив Райиз, куда входит и Динозавр, можно будет считать освоенным горно-ландшафтным альпинистским стадионом, если классифицировать еще несколько маршрутов. Например, он видел дальнейшую перспективу в освоении высот 1316 на северо-западной стене вершины и скальных ребер северо-западного склона вершины. Между тем, на Полярном Урале 18 хребтов и горных массивов, из которых сегодня благодаря Журавлеву наиболее освоен только один — Райиз. Возможно, эти массивы ждут следующего энтузиаста...

Погода благоволила альпинистам

Погода благоволила альпинистам

Фото: Наталия БЕШКАРЕВА

Будущее массового альпинизма

Пять дней были полны жары, вездесущего гнуса и приключений. Урал прекрасен разнообразием радиальных маршрутов — мы гуляли к водопадам, купались в озерах, загорали у подножия Динозавра и даже ходили в гости к оленеводам-ненцам. Ребята опытнее совершили еще два категорийных восхождения (2 и 3 уровня сложности) под руководством альпиниста со стажем, КМС по спортивному туризму и ученика Журавлева Андрея Голетарова. Оценка душевности похода — 10 из 10.

— Было бы здорово организовывать сборы имени Сергея Журавлева у подножия Динозавра каждый год. Устраивать чемпионаты, соревнования. На 9 мая устраивать слеты на скалах Седью под Ухтой: мы, ухтинские туристы, организуем. Главное собираться, — уже в поезде размышляла самая опытная участница сборов 71-летняя Ольга Иннокентьевна Шевчик.

Пока же с уходом знаменитого тренера массовый альпинизм в Коми испытывает серьезный кризис. По мнению Андрея Голетарова, спортивные сборы, конечно, нужны. Но с уходом Сергея Васильевича кадровые проблемы стали уж очень остры.

— Теперь надо приглашать сторонних тренеров, а заинтересовать поехать на Урал их можно только финансово, это расходы для участников, то есть сборы дешевыми не будут. В России — дефицит инструкторов. При прочих предложениях Урал проигрывает как район для сборов. Конечно, можно лазить и самим. Но на прошедших сборах количество желающих идти на категорийные восхождения откровенно удручало. В Воркуте, Ухте есть люди, способные реализовывать свои альпинистские проекты. Сыктывкар еще жив, хоть и активно теряет кадры. В формате своих проектов альпинизм в Коми можно признать живым. Но массовый альпинизм в республике мы уже потеряли, — считает Андрей.

Будущее массового альпинизма на Полярном Урале после ухода Сергея Журавлева в наших руках? «Будем верить»: думала я, положив полегчавший рюкзак на полку поезда «Собь — Сейда». Горы, похожие на мираж, постепенно тускнели. Мы ехали домой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Коми ушел из жизни известный альпинист, писатель и журналист Сергей Журавлев

В последние годы он мужественно боролся с онкологическим заболеванием (подробности)